<к содержанию

<предыдущая страница

 

Часть 3
Глава 21

НЕРАСКРЫТАЯ ТАЙНА

   Пообедав, Колька, Наташа и Каланча мыли посуду. Они обменивались впечатлениями, шутили и подсмеивались друг над другом. Время от времени, когда шум особенно возрастал, постукивая деревянным обрубком, к ним заглядывал Степан Степанович и сдвигал брови-кустики.
   - Отставить разговорчики!
   ...Ребята домывали последние тарелки, когда на кухню зашел Грачев.
   - Все сделано? - спросил он у повара.
   - Все!
   - Кто повезет? Зинка?
   - Нее... эти, - повар кивнул на Кольку и Каланчу.
   Мастер мельком оглядел подростков и отвел повара подальше.
   - А других нет?
   - Нет.
   - Ну что ж, где живу, знают... Пущай.
   Грачев и повар вышли, оставив ребят в недоумении. Но долго строить догадки не пришлось. Через несколько минут Степан Степанович просунул голову в судомойку и приказал им готовиться к походу - отвезти бочку с помоями на "фатеру" к Грачеву:
   - Поросятам, - объяснил он.
   На телеге у входа в столовую высилась бочка, накрытая грязной мешковиной. Около нее стоял мастер. Увидев вышедших из столовой Кольку и Каланчу, он вытащил изо рта цигарку и предупредил:
   - Шибко не гоните кобылу, старая она. Да и расплещете все.
   ...Карька была лошадь, что называется, с характером, вела себя в упряжи, как ей вздумается. Понравится - побежит, не захочет - плетется как черепаха. К побоям оставалась равнодушной, но была злопамятна и при первой возможности могла устроить большие неприятности. Обо всем этом скороговоркой предупредила ребят Зинка.
   По дороге Колька и Каланча порядком намучились с Карькой. Через каждые триста-четыреста шагов она устраивала передышку. Останавливалась посреди улицы, поворачивала морду в сторону молодых возчиков, сидевших на телеге, прядала ушами, отмахивалась от мух реденьким хвостом, а глаза ее ласковые, полные добродушия, как бы говорили: "Ну что же, друзья, не будем торопиться, отдохнем".
   Поездка грозила превратиться для подростков в настоящую пытку. Они стали посмешищем для мальчишек. Те толпами сопровождали их, с громким хохотом обсуждая поведение Карьки.
   - Глянь-ка, пятнадцатый раз! - с диким восторгом подсчитывал остановки старой кобылы какой-то босоногий оборвыш. - Цирковая лошадь!
   До поры до времени Колька и Каланча, хотя и кипели в душе, но терпели капризы Карьки - они помнили совет Зины. Но когда Карька собралась сделать очередную, семнадцатую остановку, терпение у Каланчи лопнуло. Он взмахнул кнутом и хлестнул лошадь.
   Карька тотчас рванула в сторону, мешковина, прикрывавшая бочку слетела, и Кольку с ног до головы окатило помоями.
   - Что ты натворил! - возмутился Колька.
   Пришлось срочно свернуть к Кутуму. Колька, досадуя на Каланчу, вымылся, прополоскал рубашку и штаны. И все это под обидное улюлюканье оравы уличных сорванцов.
   Колька ругал Каланчу - дернуло же его прибегнуть к кнуту. Но Каланча не слушал упреков. Он увлекся какими-то странными действиями. С усилием раскачав бочку, прикладывал к ней ухо и прислушивался.
   - Чего ты там творишь? - надевая мокрые штаны, спросил Колька.
   Каланча даже бровью не повел. Колька влез на телегу с одним горячим желанием - поскорее избавиться от надоедливо кричавшей ватаги.
   - Поехали!
   - Постой ты! - оборвал его Каланча и снова вцепился в бочку. - Там, на дне, что-то бултыхается! Рыжий козел все вертелся возле телеги, не спрятал ли он чего в бочку. Не вывозит ли чего с завода?
   Но в ту же минуту Колька увидел спешившего к ним по берегу мастера.
   - Рыжий козел на горизонте! - бросил он и дернул вожжи.
   Карька, умиротворенная долгим отдыхом, охотно затрусила. Колька ничего не успел узнать у Васи, как к ним подбежал возбужденный мастер. Он беспокойно обшарил глазами друзей и угрюмо спросил:
   - Почему сюда прикатили! Опять взялись за баловство? А ну живей, живей! - И уже после того, как они выехали на дорогу, деланно сокрушенно говорил: - Я для них старайся, а они где только могут пакостят. Полбочки пролили.
   Ворота дома открыла жена мастера. Каланча деловито потребовал у нее ведро.
   - Куда сливать? - спросил он: "Сейчас мы узнаем, что там на дне бултыхается", - решил Вася.
   Женщина переглянулась с мужем и, не ответив Каланче, неожиданно приветливо пригласила их в дом.
   - - Идите, идите в избу, небось, устали. А я сама управлюсь. Паша, угости-ка ребят пирогом с рыбой.
   Отказ войти в дом не помог. Грачев потащил ребят за собой.
   Он усадил подростков сптной к окну двора и сунул каждому по куску пирога.
   - Ешьте! - промычал он под нос. Волей-неволей пришлось жевать.
   Вскоре жена Грачева позвала ребят. Они выехали за ворота. Каланча отбросил дерюгу. Бочка была пустая.
   Через несколько сот шагов повторилась знакомая история. Карька объявила перерыв - остановилась. Приходилось смириться. Но теперь это особенно не трогало. Орава мальчишек разошлась.
   Каланча все повторял:
   - Ну, дела!..
   - А тебе не показалось, Вася?
   - Индюку кажется!
   - Неужели, Рыжий козел что-то вывозит с завода?
   - От этого гада не то еще жди. Вспомни женщину с корзиной.
   - Но не железо же он тащит? Кому оно нужно?
   - А черт его знает что!
   Слова Васи не убедили Кольку. Но спорить не хотелось. Он посмотрел на ползущие по небу тучи. Их становилось все больше. Недостает, чтобы начался дождь. И долго эта проклятая лошадь будет стоять? А небо все больше затягивало. Скрылось солнце. Вот и первая прохладная капля упала на лоб Кольки, известив о приближении непогоды.
   Карька недолюбливала дождь и, тряхнув гривой, заторопилась в конюшню.

                                                                            

Часть 3
Глава 22

ЛОЖНЫЙ СЛЕД

   Последующие дни ребята все шептались о бочке. О своих подозрениях сообщили Наташе и Генке. Те горячо заинтересовались известием.
   Генка с душевным трепетом в который раз спрашивал:
   - Неужели, правда?..
   - Молчок, - шипел на него Вася.
   Генка втягивал голову:
   - Есть молчок!
   Подростки продолжали усердно работать на кухне. Степан Степанович похвалил их, как он говорил "перед строем", то есть в присутствии других работников столовой. Все шло хорошо, но Колька и его друзья думали о другом. С нетерпением ждали они новой поездки и побаивались лишь одного, чтобы Грачев не догадался об их догадках и не послал других.
   Больше всех нервничал Генка. Каждую минуту он высказывал новые предположения. То вдруг говорил:
   - Рыжий козел все сообразил.
   То таинственно сообщал:
   - Он следит за нами!
   Генка всем так надоел, что Каланча пригрозил отлупить его. Обиженный Генка успокоился...
   Подростки уже стали терять надежду. Но как-то Степан Степанович подозвал Кольку.
   - Седни до обеда в поход к мастеру. Фураж отвезете поросятам! Да не задерживайтесь, чтобы поспеть к раздаче.
   К их отправлению, как и в прошлый раз, пришел Грачев.
   Колька и Каланча избегали лишний раз смотреть на него, боясь себя выдать. Подростки суетились: только бы мастер не догадался.
   Но он не обращал на Кольку и Каланчу внимания и быстро ушел.
   Отъехав от завода и, убедившись, что мастер не следит за ними, мальчики свернули в первый переулок, где, по словам Генки, он видел старую, пустую бочку.
   - Туда все сольем, проверим и обратно.
   Но кроме уток, блаженно крякавших в больших лужах, и кур, что спрятались от жары в тень, ничего не было.
   - Где же твоя бочка? - с возмущением спросил Колька.
   - Я перепутал. Это в другом месте. Поехали!
   Только друзья свернули за угол, навстречу им вышел мастер.
   - Где вас опять носит?
   Ребята промолчали. Обескураженные и недовольные въехали они во двор мастера.
   Жена Грачева встретила их холодно. Она не улыбалась, не предлагала им отдохнуть или отведать пирога. Бросила им ведро и указала, куда сливать из бочки. Мастер ушел в дом.
   Черпая помои, Колька и Каланча с нетерпением ждали, когда они доберутся до дна. Они совсем забыли о жене мастера, которая изредка бросала на них быстрые взгляды. Но вот последнее ведро и перед их глазами - одни остатки картофельной шелухи.
   Колька вдруг почувствовал, что устал от напряжения, от ожидания. На мгновение ему показалось, что он увидел мелькнувшую усмешку на лице Грачевой. Но в этом он не был убежден. Возможно, ему только показалось.

                                                                                    

Часть 3
Глава 23

ДУМАЙТЕ О РАБОЧЕМ ЛЮДЕ

   Мария Ивановна вставала очень рано. Надо было подготовить Кольку и Наташу к заводу, собрать им завтрак и сварить на ужин какой-нибудь суп.
   Продукты по карточкам выдавали нерегулярно. Город все еще находился на строгом пайке и испытывал острый недостаток в продовольствии. Надо было думать и о Каланче, который уже вышел из детдомовского возраста и нуждался в особом присмотре.
   Мария Ивановна видела, как ребята стремятся к труду, добиваются права стать полноценными рабочими. Уже не раз она намеревалась побывать в столовой, где они работали. Сегодня она решила сходить туда.
   Обо всем этом никто из подростков не подозревал.
   Мария Ивановна предполагала прийти в столовую в первой половине дня, но задержалась. Только в четвертом часу она направилась на завод. Столовую уже закрыли. Она постучала. На стук появилась веселая Зинка. Толстушка, не дав себе труда выслушать Марию Ивановну, весело объявила:
   - Обедов нет, все подчистую съели!
   - Мне к повару Степану Степановичу.
   Зинка поправила свои кудряшки.
   - Он пошел в лечебницу, на ногу жаловаться, мозжит она у него.
   Мария Ивановна кивнула головой.
   - Хорошо, хорошо. Я мать Наташи и Коли, и мне хотелось бы поглядеть, как они у вас тут...
   - Коля, Наташа, к вам пришли! - крикнула Зина.
   Мария Ивановна застала подростков за мытьем полов в обеденном зале. Колька и Каланча неумело выжимали тряпки. Наташа скребла половицу. Неподалеку от них, рядом со сдвинутыми к стене столами и скамейками, трудилась уборщица. При виде Марии Ивановны ребята почему-то смутились.
   Мария Ивановна ободряюще улыбнулась:
   - Я вам не помешаю?
   Колька тихо ответил:
   - Нет, тетя Маша.
   Зинка уже успела разнести по кухне весть о приходе матери Наташи и Кольки, и в раздаточное окно высунулись лица судомоек.
   Мария Ивановна осмотрела зал. Он имел неприглядный вид: стены давно не белились, потемнели, окна грязные.
   Осуждающе покачав головой, Мария Ивановна подозвала Наташу. Наташа сразу поняла, что предстоит неприятный разговор.
   - Как же вы, доченька, с этим миритесь? Народу у вас хватает, а порядку мало...
   - Тише, мама, - умоляюще попросила Наташа. - Люди обидятся!
   Но Мария Ивановна не собиралась молчать.
   - Обидятся? На кого? На себя? Смотри, как плакаты мухами засижены. А паутина по углам. И ни одного цветка в зале... Эх вы...
   Кто знает, во что вылился бы разговор, но в коридоре послышался стук деревяшки, и в зал вошел Степан Степанович. Он был не в духе.
   - Кто скомандовал прекратить уборку? - не обращая внимания на чужого человека, грозно нахмурил он брови-кустики. - А ну, за работу!
   Его немедленно послушались. Только тогда Степан Степанович, прикрыв один глаз, другим испытующе вперился в Марию Ивановну.
   - Что нужно?
   Мария Ивановна поздоровалась и объяснила причину своего появления.
   Узнав, что женщина приходится близким человеком подросткам, Степан Степанович смягчился и пригласил ее к себе в клетушку. Беседа вначале протекала мирно, но услыхав от Марии Ивановны ее замечания, Степан Степанович вспылил.
   - Отставить вредные разговорчики! Голова кругом ходит, как бы накормить людей. Не  до жиру...
   Трудно было Марии Ивановне успокоить его.
   - Степан Степанович, милый вы человек, - говорила она. - Вы много делаете, но разве худо зал привести в порядок? Поверьте, народ будет вам очень благодарен.
   - Я что... Я не против. Только с какого фланга начать наступление?
   - Найдете немного мелу? Ну, а остальным я вам подсоблю...
   Через два дня рабочие корпусного цеха с удивлением наблюдали, как к цеховой столовой подъехала телега, нагруженная домашними цветами. Это Мария Ивановна вместе с Колькой и Наташей обошла квартиры рабочих, и их жены уступили часть цветов столовой.
   За ночь работники столовой выбелили зал, вымыли окна. И помещение на глазах у всех преобразилось. Колька, Наташа и Каланча обернули цветочные горшки бумагой.
   Степан Степанович был очень доволен. Тут и там раздавался бойкий стук  его деревянного обрубка.
   - Как к параду готовимся! - весело объявлял он.
   ...А через месяц стало известно, что Кольку, Каланчу и Наташу переводят в заклепочный цех. Для ремонта буксира не хватало заклепок, цех не выполнял задания, он нуждался в рабочих.
   В числе других решили послать туда и подростков, которые настойчиво просили об этом.

продолжение>

 

-1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22-
 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 

 

 

%