<к содержанию
<предыдущая страница



Часть 2

Глава 32

РЕМОНТ "МОРСКОГО ЯСТРЕБА"



 

 

 
 

  

 

 

 

Жара. Земля потрескалась; высохла, пожелтела трава. Казалось, что даже грохот порта повис в накаленном воздухе. Мальчики работали полуголые, то и дело окунаясь в теплую воду.
   Наташа с остервенением скребла борт "Ястреба", время от времени вскрикивая.
   - Ой, сколько грязи, а ракушек, ракушек!
   Довольный ее старанием, Колька шутил:
   - Наташа, доски не протри!
   Генка устал, он все чаще тихонько кряхтел, жалобно посматривал на Кольку.
   - Коль, не зря ли? Конца краю не видно, - вырвалось у него.
   Колька укоризненно посмотрел на Генку.
   У него тоже все тело ныло, ладони покрылись волдырями. С большим трудом Колька и Генка отвоевывали у песка лодку. И все же Колька не хотел сдаваться. Да и Генка не думал бросать дело. А сказал так потому, что уж очень устал.
   Наконец, появился на берегу Каланча. Он волочил дышло.
   Будущая мачта вызвала оживление. Ничем непримечательное старое дышло вертели, ощупывали, измеряли длину. "Кораблестроители" воспрянули духом.
   - Раз есть мачта, - глубокомысленно заметил Генка, - то будет и лодка. А раз будет, музыканты, лодка, то будет и стекло. А раз будет стекло...
   Колька потребовал прекратить посторонние разговоры. Наташа пожала худенькими плечами, насмешливо прищурила глаза и с еще большим усердием принялась очищать доски.
   Ремонт бота медленно, но продвигался. Была другая забота: где взять парус?
   Генка предложил сшить из простыней.
   Каланча с презрением хмыкнул.
   - Тоже ляпнет! Ты бы еще из штанов надумал... Первый шторм в лоскутки изорвет.
   Уставшие ребята присели на песок. Полуденное солнце жгло. Каланча предложил:
   - Давайте купаться.
   Сверкая на солнце загоревшими телами, поднимая тысячи брызг, визжа и хохоча, ребята попрыгали в воду.
   Вынырнув, Наташа отбросила назад косички и осмотрелась, разыскивая Кольку.
   Но его нигде не было.
   - Коля! - позвала она. - Мальчишки, где Коля?
   - Он нырнул, - сказал Генка, - я сам видел.
   Все забеспокоились.
   - Коль-ка! - во всю силу закричал Каланча.
   - А-а-а, - разнеслось по реке. - У-у-у, - донесся издали, словно в ответ, гудок парохода.
   Неожиданно Генка увидел Колю шагах в тридцати по течению.
  - Вон он, - крикнул Генка, глотнув при этом воды.
   Колька вертел блестящей на солнце головой, моргал и отплевывался.
   - Э-эй, - закричал он, - ко мне!
   - Сейчас! - крикнула ему Наташа.
   Все поплыли к Кольке.
   - Ого-го-го, - задорно разносилось по реке.
   - Держись!
   В это время из-за штабеля бревен вышел Владька. Оставаясь незамеченным, он все время подсматривал за ребятами. Сжав кулаки, он пробормотал:
   - Ехать собрались, строители-грабители. Ладно. Я вам такое сделаю, такое. За папаню, за конюшню, за все...
   Владька воровато осмотрелся и убежал.

                                                                             

Часть 2
Глава 33


КАК ТОНУЛ "МОРСКОЙ ЯСТРЕБ"


   Ремонт "Морского ястреба" близился к концу. Глеб Дмитриевич с двумя матросами помогали ребятам. Бот стоял на берегу, на подпорках, или, как говорил Костюченко,  - в "сухом доке".
   Борта лодки были обшиты новыми досками, законопачены и осмолены. Новая мачта красовалась в гнезде. Достал Глеб и парус. Бот выкрасили в зеленый цвет, а на носовой части Колька написал белой краской : "Морской ястреб". Рядом нарисовал птицу, но напоминала она не то воробья, не то курицу.
   Спуск "корабля" на воду и отплытие назначили на пять часов утра двадцать восьмого августа.
   Когда ребята закончили всю работу и, еще раз полюбовавшись своим судном, усталые, но довольные отправились домой, на пустынном берегу с буравом в руках появился Владька. Просверлив в корме лодки несколько отверстий, он забил их палочками.
   - Ты чего тут делаешь? - спросил подошедший старик-сторож. Владька с испугу уронил бурав на дно лодки. Глаза у него бегали, губы побелели.
   - Я, дедушка... я... я... посмотреть... - Владька нагнулся, намереваясь поднять инструмент.
   - Чего шаришь, такой-сякой, - громко окликнул старик, дроби захотел?
   Владька выскочил на берег и помчался, не чуя под собой ног.
   "Сумасшедший старик, - думал он, - сдуру пристрелить может".
   ...Восходящее солнце окрасило в пунцовые тона мелкую волну, баржи, пароходы и шхуны.
   Вся команда "корабля" во главе с матросом, который по просьбе Марии Ивановны решил поехать с ребятами, явилась точно в назначенное время. Возвращенный к жизни "Морской ястреб" был спущен на воду и покачивался на легкой волне.
   Капитаном бота единогласно избрали Глеба Дмитриевича, его помощником - Кольку. Каланчу - рулевым, Генку - старшим матросом, Наташа - коком.
   По поводу ее назначения поваром пришлось выдержать довольно сильную бурю.
   - Не желаю, - бушевала Наташа, - почему меня поваром? Не поеду.
   Глеб прекратил спор:
   - По очереди будем готовить, - сказал он.
   Лодку оттолкнули от берега, сели на весла, выгребли на середину реки.
   Волга величаво катила свои волны, ласково покачивая лодку. Небо было чистое, без облачка. Все предвещало удачное плавание.
   - Поднять паруса, - приказал Глеб.
   Все, кроме Каланчи, сидевшего за рулем, бросились исполнять команду. После короткой суеты парус медленно пополз вверх и сразу надулся.
   Каланча вынул из кармана компас.
   - Чей это? - спросил Глеб.
   - Колькин!
   - Пригодится, - сказал Глеб, - лево руля!
   - Есть, лево руля!
   - Прямо держать!
   - Есть прямо держать!
   "Морской ястреб", подхваченный попутным ветром, стал набирать скорость, оставляя позади ровный след.
   Через два часа Каланчу у руля сменил Колька.
   Вода тихонько журчала у бортов. "Морской ястреб" шел хорошо, не капризничал.
   В полдень высадились на один из островков, развели костер и с огромным аппетитом съели слегка пахнущий дымом пшенный суп.
   Отдохнув немного, отправились дальше, чтобы засветло прийти в Синий Яр.
   Верст за десять до Яра вдруг началась течь. Воду вычерпывали консервными банками и ведерком, в котором готовили обед. Но вода прибывала. Глеб велел править к берегу.
   Нашли место течи. Колька обнаружил бурав, на который положили мешок с продуктами. Мальчик протянул Костюченко инструмент.
   Глеб повертел его в руках. Внимание его привлекли две буквы, вырезанные на ручке: "В.Ш." Кто же это мог быть? Но на длительное размышление времени не было.
   Глеб скомандовал:
   - Всем черпать воду.
   Лодка наполнялась. До берега еще было далеко, и ребята понимали, какая им грозит опасность.
   Каланча, сидевший на руле, спросил:
   - Поджилки трясутся?
   - Сам трясешься, - огрызнулся Генка.
   - Мальчики перестаньте, - успокаивала их Наташа. Колька помогал Глебу делать из дерева затычки. С трудом расщепили одну скамейку. Наконец пробки, обернутые тряпкой, вогнали в дыры.
   Течь уменьшилась, но лодка осела и едва передвигалась.
   Глеб Дмитриевич подбадривал детей, хотя ему было ясно: их положение не из веселых. Стоило налететь небольшому ветру, и лодка перевернется. Парус спустили. Глеб велел ребятам раздеться.
   - Если поплывем, - говорил он, - держаться всем вместе. Силы беречь, не торопиться!
   Вдали матрос увидел бревно, должно быть, оторвавшееся от плота.
   - Слушай мою команду, - сказал Костюченко и быстро разделся, - я подгоню немного бревно, а вы к нему.
   "Ястреб" едва держался на воде. До берега оставалось шагов пятьсот. Ребята оставили свое судно и поспешили к дереву. И вовремя. Лодка перевернулась.

                                                                              

Часть 2
Глава 34


СИНИЙ ЯР


   Тихими вечерами, после того, как спадала жара, жители Синего Яра отдыхали у своих домиков: лузгали семечки и делились новостями. На этот раз внимание горожан было привлечено необычным происшествием.
   По направлению к райисполкому торопливо шли одетые в трусы трое мальчиков, девочка и рослый мужчина крупного сложения. Они оживленно разговаривали.
   - И вы уверены, что это проделки Владьки? - спрашивал ребят Костюченко.
   - Он, дядя Глеб. Буквы-то на ручке бурава - "В.Ш." Конечно, он, - ответил Колька.
   - Я до него доберусь! - пригрозил Каланча.
   - Надо его проучить, мальчики! - говорила Наташа.
   - Мы из-за этой крысины чуть не утонули, - горячился Генка, - хорошо бревно подвернулось, а то - похоронный марш.
   - Горячиться не к чему, - подходя к зданию райисполкома, сказал матрос, - разберемся. А сейчас я к председателю, а вы будьте в коридоре, а то как бы не испугался нас.
   Председатель райисполкома принял горячее участие в судьбе потерпевших крушение. Он накормил всех, достал старенькую одежонку. В одном только огорчил: выразил сомнение, найдется ли на заводе стекло.
   - Все по листику разобрали. Но на всякий случай сходите завтра на склад, что разыщите - ваше.
   Спали в райисполкоме на диванах и столах.
   Утром сбегали на склад. Ни одного стеклышка не оказалось.
   Матрос ушел в райком партии. Обескураженные Колька, Наташа, Генка и Каланча сидели на траве,  шагах в трехстах от склада под старым кленом и рассуждали о постигшей их неудаче.
   Мимо них бежала девочка, спасаясь от двух мальчишек. Мальчишки настигли ее у клена.
   - Воровка! - набросились они на девчонку, сбили с ног и стали пинать.
   Колька и его друзья, возмущенные поведением мальчишек, налетели на них и мигом расшвыряли.
   Мальчишки убежали. Девочка плакала.
   С помощью своих защитников она поднялась на ноги и, всхлипывая, твердила:
   - Я ничего не крала.
   Колька и Наташа успокоили ее. Машенька оказалась дочерью сторожа стекольного склада. Она прислуживала в доме бывшего владельца стекольного завода Якова Фольгова. Вчера из буфета пропали три серебряные ложки. Их стащили и продали, чтобы купить себе револьвер "Смит и Ветсон" сыновья хозяина - Борька и Волька.
   Жена Фольгова заподозрила в краже Машу, выгнала ее, а сыновья устроили над ней расправу.
   Колька, Наташа, Генка и Вася проводили девочку до склада, к отцу.
   Узнав, зачем приехали ребята, Маша по дороге рассказала им, что она видела ящики со стеклом в сарае у заводчика.
   Ребята отправились по указанному адресу. Генку Колька послал в райком за Глебом Дмитриевичем. Договорились встретиться у дома Фольгова.
   Прошло немало томительных минут, прежде чем возвратился Генка. Матроса с ним не было. Он куда-то ушел.
   Пока Генка сообщал огорченному Кольке о своей неудаче, Каланча прошмыгнул во двор к Фольгову и смело вошел в открытый сарай. Сарай был завален сломанной мебелью, ящиками, бочками, дровами.
   Каланча сразу же приступил к розыску стекол.
   Вскоре его отсутствие заметил Колька. Друзья подошли к калитке. Из сарая выглянул Каланча.
   - Зачем он туда пошел? - удивился Колька. - Его могут принять за вора. Позвать Каланчу было нельзя: могли услышать хозяева.
   - Иди сюда, сюда, - манил Колька.
   Такие же сигналы подавали Наташа и Генка.
   Но Вася не обращал на них внимания. Он скрылся в помещении.
   - Наташа, - сказал возмущенный Колька, - побудь здесь, а мы с Генкой сходим за ним.
   Они побежали в сарай. И в эту секунду там что-то загрохотало. Это Каланча уронил железный бак, переполошил наседок, сидевших на яйцах. Разгневанные куры подняли шумный протест. Фольгов с сыновьями выскочили на крыльцо.
   - Марья, воры! - закричал хозяин, прикрыв дверь сарая. - Воры! Тащи скипидару. Мы им сейчас пропишем.
   Наташа поняла: большая неприятность грозит ее друзьям. Она помчалась на склад и рассказала обо всем отцу Маши.
   - Плохо дело, - засуетился тот. - Мы с Машенькой постараемся разыскать матроса. А ты... Задняя часть сарая выходит в переулок. Кусок стены забит старой фанерой и досками. Оторви доски, ребята и выскочат.
   - А чем я оторву? - быстро спросила Наташа.
   - Бери топор.
   ...Наташа подбежала к стене сарая, поддела острием доску, нажала раз, другой. Оторвала ее.
   - Коля, - негромко позвала она, - Коля!
   - Я, - глухо прозвучал ответ.
   - Тут проход, выбирайтесь!
   - Дрова мешают.
   - Отбросьте их.
   Наконец Наташа увидела вылезавших товарищей.
   - Бежим! - возбужденно сказала она. - Бежим! Слышите, старик кричит о скипидаре.
      ...Глеба ребята встретили на улице. Он спешил к ним на помощь вместе с Машей и ее отцом.
   - Ну, я так и знал, - прогудел он, - сами вылезли. Марш на подводу.
   - А стекла? - спросила Наташа.
   - Достал, флотцы. Рабочие помогли.
   Когда усаживались на телегу, он сказал:
   - Ну, Вася, опять ты нас чуть не подвел.
   Каланча, потерев щеку, серьезно ответил:
   - Больше такого никогда не будет!
   Глеб вдруг увидел у Каланчи татуировку на руке.
   - Что у тебя там наколото?
   Каланча пожал плечами и заложил руку за спину, а Колька объяснил:
   - Там у него написано: "Нет счастья в жизни".
   Глеб переглянулся со сторожем, посмотрел на ребят и взял Каланчу за подбородок.
   - То когда-то было, Вася. А сейчас счастье для каждого найдется. Только добивайся.
   Кучер ударил по лошадям.
   Телега выехала на ухабистый степной тракт. Ее качало, подбрасывало. Предстояла длинная и трудная дорога. Но никого это не пугало. Каланча вдруг сказал:
   - А ты, Наташа, молодец. Да и вообще вы, ребята...
Он не договорил. Но его все поняли.

продолжение>

 

-1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22-
 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 

 

 

%