<к содержанию

<предыдущая страница

 

Часть 3
Глава 27

ОПЯТЬ НЕУДАЧА

   Однако надо было выполнять поручения своего начальника. Время поторапливало. Ящика для бракованных деталей не оказалось. Колька вспомнил: целая гора их навалена у входа в цех. Он вышел и зажмурился от яркого солнца.
   Через секунду Колька открыл глаза и словно впервые увидел траву, пробившуюся сквозь мусор. Стало почему-то весело. За спиной, в цехе, стучали прессы, со стапелей доносился треск клепальных молотков. Поодаль, над разрушенным чугунолитейным цехом высилась закопченная труба.
   Какая она высокая и смешная! Верх у нее весь черный, в саже, будто подрисован. Опустив глаза, Колька увидел... Он напряг зрение. В литейку вошел Грачев, Красникова с ним не было. И сразу подросток вспомнил наказ матроса. Колька было бросился вперед, но тут же остановился. Работы у него много. Ему нельзя. Схватив пустой ящик, помчался к Васе. Но Каланча не мог оторваться от горна.
   - Дуй к Наташке, - шепнул он.
   Наташа вместе с девушкой-напарницей отбраковывала гайки. Она сразу все поняла.
   - Я сейчас.
   До литейного цеха было недалеко... Преодолевая волнение, Наташа осторожно заглянула через пролом в кирпичной стене. В разрушенной цеховой конторе копошился мастер. Он торопился и время от времени опасливо оглядывался. Стараясь лучше разглядеть, что он делает, Наташа оступилась, и из-под ног ее посыпались разбитые кирпичи. Наташе показалось, что она выдала себя. Она в страхе бросилась назад.
   Колька и Каланча выслушали ее сбивчивый рассказ.
   - Слетай к Зинке, - посоветовал Каланча, - и прощупай не повезет ли она сегодня помои Рыжему козлу.
   - Ты думаешь, - спросил Колька, - мастер что-то прячет в литейке, а в бочке вывозит?
   - Как пить дать! Дуй веселее, да веди себя с умом...
   Толстушку Зинку Колька встретил у столовой. Вместе с другими девушками она колола дрова.
   - Коля! - приветствовала она его. - Это ты? Пошли к Степану Степановичу. Ох, и обрадуется он тебе. Сейчас всем скомандует: "Смирно, к параду го-о-товсь!"
   - Да постой ты, - отбивался от нее Колька. - Когда повезешь мастеру фураж? - И тут же мысленно обругал себя: нечего сказать, с умом подошел. Но Зинка ничего плохого не усмотрела в его вопросе.
   - На шальной Карьке прокатиться захотел?
   - Соскучился.
   - Не скоро. Придется потерпеть...
   - Вот, - заявил Колька, когда друзья собрались домой, - не везет нам. Пока все по-прежнему неизвестно.
   - О чем вы? - спросил неслышно подошедший Костюченко. - Не видели, куда отчалил Красников?
   - К дяде Ване!
   Матрос покачал головой:
   - Еще и работать не начал, а уже того... Не запил бы. - Он ушел.
   Наташа задумчиво спросила:
   - А может, рассказать дяде Глебу, что Грачев в цехе копался?
   Каланча недовольно поморщил нос.
   - Еще ничего не разнюхали. Чего болтать?
   - Верно, - согласился Колька, - сделаем - тогда...

                                                                                   

Часть 3
Глава 28

КРАСНИКОВ И КОЛЬКА

   Каждое утро, приходя в цех, Колька ощущал какое-то новое приятное чувство.
   Начало совместной работы с Красниковым принесло успех. У того все "горело" в руках. Ни один прессовщик не мог с ним сравнятся в быстроте.    Отстал от "короля прессовщиков" даже Зайченко. Как-то Колька при Красникове выразил сочувствие Михаилу Федоровичу.
   Красников обжег Колю злобным взглядом:
   - Не спи! Не разевай рот, нечего подыгрывать Зайцу.
   Колька молча выслушивал несправедливые замечания. Он не собирался защищаться. К чему? Он хотел только одного: обеспечить Красникова хорошо накаленными заготовками. Подходившие к прессу рабочие, восхищаясь работой Красникова, говорили:
   - Да и нагревальщик, видать, не промах!
   Красников обожал славу. И не хотел ее делить с кем-либо. Он отпускал злые шуточки по адресу Коли.
   - Ползешь, как каракатица, - ехидничал он, - не Зайченко ли тебя обучал?
   Колька хотел громко крикнуть в ответ: "Да, Михаил Федорович! Он лучше вас!" Но сдержался.
   Каланча и Наташа переживали за своего друга:
   - Поговорить бы мне с Красниковым. Я бы показала ему, как издеваться, - возмущалась Наташа.
   - Кольке так и надо! Зря терпит. Плюнул бы ему в рожу и удрал, - возразил Каланча.
   К их разговору прислушался Зайченко.
   - Вот ты, парень, не глупый, - сказал он, - а болтаешь ересь. Бросил работу! А где твоя сознательность? Рабочий ты человек или нет?
   - Дык он Кольку задирает!
   - Дык! - передразнил Михаил Федорович. - Запомни: найдется кому вправить мозги Красникову...
   Зайченко неожиданно умолк.
   - Эге, - пробормотал он, не спуская глаз с Красникова и Коли, - кажется, парнишка решил проучить своего старшего.
   Красников по-прежнему работал шумно, с криком, то и дело подгонял подручного.
   Второпях Колька обронил брезентовую рукавицу в горн. Произошла короткая заминка. Без рукавицы работать нельзя - клещи горячие. Красников рассвирепел:
   - Будешь работать? Здесь тебе не в бабки играть!
   Ничего не ответив, Колька стал несколько скорее бросать в лоток заготовки. Раньше он подавал их, считая в уме до трех, теперь приложил силы, чтобы уменьшить счет до двух.
   Зайченко разгадал его стремление: "Если Колька добьется своего, Красникову не сдобровать".
   Но тут наступил обеденный перерыв.
   Красников гордо прошел в красный уголок и решил сразиться с Михаилом Федоровичем в домино. Громко стуча костяшками, изредка обтирая рукавом потное лицо, он возбужденно орал:
   - В "козла", как и на прессе, талант нужон! Заяц, готовься кукарекать под столом! Хо-хо-хо!
   Михаил Федорович спокойно ел мамалыгу, запивая из жестяной кружки кипятком, и, посчитав костяшки, ставил такую, после которой Красников забывал о своем обеде, пока не находил выхода из затруднительного положения. Играли вчетвером, но двое других, как будто в счет не шли.
   Около них сгрудились болельщики, жуя, старались не пропустить ни одного момента острой борьбы.
   В красный уголок забежал Глеб Дмитриевич.
   - Товарищи! - требуя внимания, объявил он. - В понедельник устраивается концерт в пользу "Недели крестьянина". Покупайте билеты.
   - Возьмем? - спросила у Коли Наташа.
   Но ответ его заглушил громкий хохот. Красников проиграл, однако лезть под стол и кричать по-петушиному он отказался.
   Раздались голоса:
   - Непорядок!
   - Уговор дороже денег!
   Красников нашелся:
   - Подручный, - позвал он, - полезай за меня.
   Колька, не ожидавший такого приказания, не знал, что ответить и только растерянно моргал.
   Красников выжидающе смотрел на него.
   - Лезь, чего стоишь!
   Колька весь вспыхнул:
   - Сами полезайте! Проиграли - и полезайте! Я вам нагревальщик и только!
   Кругом еще сильнее захохотали.
   - Молодец, Коля, - перекрывая шум, вмешался Зайченко, - и повернулся к Красникову: - А на мальца, гляди, больше не лайся.
   - Билеты на концерт не возьмете ли? - насмешливо улыбаясь, спросила у Красникова Наташа.
   - На кой они мне!
   С треском отодвинув от себя кости, прессовщик вышел из красного уголка.
   - Смотри, - предупредил Колю Каланча. - Он тебя так подогреет...
   Колька пожал плечами и направился к прессу.

                                                                                 

Часть 3
Глава 29

ПОЕДИНОК

   Каланча не ошибся. Красников решил проучить своего помощника. Колька понял это с первых ударов пресса. Поняли и другие.
   Издали ему ободряюще кивнул Зайченко. Каланча и Наташа помахали ему руками: "Держись, Колька!".
   - А ну, не спи, давай! - покрикивал "король прессовщиков".
   Колька сосредоточенно считал:
   - Раз, два, три, - и бросал заклепку в лоток. - Раз, два, три, - следовала за ней другая...
   Он не торопился переходить в наступление на Красникова, ждал, пока тот немного выдохнется.
   Прессовщик несколько раз куда-то на короткое время удалялся: Колька, конечно, не мог знать, что тот за шкафом прикладывался к бутылке с водкой.
   Подросток все время думал о своем. Он боялся, что если начнет преждевременную атаку, то сам проиграет битву. И он действовал осторожно.
   - Раз, два, три, - упрямо продолжал он вести счет и методично бросал раскаленные стержни - раз, два, три.
   - Да ты что! - подскочил к нему расстроенный Вася. - Нажми, дьявол!
   - Отойди, не мешай, - не поворачивая головы, жестко ответил Колька. Ко лбу его прилипла белая прядь волос, пальцы крепко сжимали клещи.
   - Эй, ты, не болтай, - одорнул его Красников, - живей давай!
   - Уходи, мешаешь, - отогнал Каланчу Колька и продолжал бросать стержни на три счета.
   Так прошел час, другой. Но вот, мельком взглянув на прессовщика, Колька увидел: с ним что-то происходило. Он тяжело дышал, побагровел и не так повелительно покрикивал свое: "А ну, давай".
   "Теперь, - решил Колька - можно попробовать". Он, сократив счет на один, ускорил подачу стержней.
   Пресс застучал быстрее.
   "Так, - отметил Колька. - "Король" устал, но еще держится...".
   - А-а, - пробормотал Красников, - быстрее заработал? Ничего, ты у меня щенок, язык высунешь.
   Но руки у него уже дрожали. Точность удара была потеряна. Давали себя чувствовать "глотки за шкафом".
   Колька, как вьюн, вертелся со своими клещами. Через час Красников выглядел, как загнанная лошадь.
   - Надо прекратить, - сказал подошедший к Зайченко, издали наблюдавший это состязание Глеб Дмитриевич, - загонит он мальчишку.
   - Нет. Будет наоборот.
   - Паренек надорвется!
   - Вы ему помешаете в самом главном - он хочет сбить спесь с этого... Красников налакался и долго не продержится.
   Положение явно склонялось в пользу Кольки.
   - Раз, два! Раз, два! - в каком-то упоении, теперь уже вслух считал он, бросая  огненные стержни.
   Он засыпал лоток заготовками, и нервы у Красникова не выдержали.
   - Хватит! - вдруг хрипло крикнул он.
   - Еще гудка не было.
   Но тут вмешались матрос и Михаил Федорович. Они оторвали Кольку от горна. Глеб Дмитриевич обнял его:
   - Ты сегодня молодцом, юнга.
   Матрос пожал руку Красникову и поблагодарил за работу. Тот немного пришел в себя, приободрился.
   - Чего уж там, поднажал. Дело привычное.
   - Вдвоем поднажали, - насмешливо поправил Каланча. - С Колькой.
   Красников вскоре исчез.
   - Он еще себя покажет, - задумчиво сказал Зайченко, прижимая к себе едва державшегося на ногах от усталости Кольку.
   Михаил Федорович как в воду глядел

продолжение>

 

 

-1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22-
 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 

 

 

%