<к содержанию

<предыдущая страница

 

Часть 3
Глава 33

НА ДРУГОЙ ДЕНЬ

   Утром, по дороге на завод, Колька молчал. Ему было очень стыдно. И хотя Каланча и Наташа старались его подбодрить, Колька оставался мрачным.
   На прессе все еще висело рогожное знамя. Красников уже возился с инструментом. Время от времени он с ненавистью смотрел на рогожу. Пришел Глеб Дмитриевич.
   - Послушай, - испытующе поглядывая на Красникова, начал матрос. - Сегодня надо под всеми парами дуть, иначе завтра на стапелях сядут на мель. Заклепки на исходе. Зайченко вызывает тебя потягаться с ним: кто больше. Что ответишь?
   - А это, секретарь, снимешь? - язык у Красникова не поворачивался , чтобы выговорить ненавистное слово "рогожа".
   - Не полагается, пока не проложишь правильный курс.
   - А я проложу! Сними ты только эту заразу! В пивнушках и то смеются.
   - Разрешите, дядя Глеб? - рванулся Колька. - Я его разом сорву.
   Глеб усмехнулся.
   - Ну, глядите. Ежели что...
   Колька метнулся к прессу, но матрос его остановил:
   - Погоди! - он подошел и начал откручивать проволоку, которой было прикреплено древко к станине. Делал он это, как казалось Кольке, мучительно долго...
   ...Пожалуй, никогда еще в цехе никто так не старался, как Красников и Колька в этот день.
   - Мы покажем, - кричал Красников. - Жми, Колька!
   Старый цех в Колькиных глазах преобразился. Стоял обычный шум и, как всегда, в цех почти не проникало солнце, но Кольке все казалось каким-то радостным и светлым. Работа шла.
   ...В обед Коля задумал сбегать в старую литейку. "А вдруг что-нибудь да проведаю?"
   Только случайно он не столкнулся с Грачевым, который выходил из чугунолитейного цеха. "Упустил, - огорчился Колька, - опоздал".
   И все же, перелезая через груды разбитых кирпичей и мусора, он вошел в здание.
   Сквозь пробитую крышу солнечные лучи освещали печальную картину - разбитую печь, нагромождение опок с затвердевшим металлом, перевернутый ковш, до половины зарытый в горы металлической стружки, глубокие воронки от разрывов.
   Колька осторожно продвигался вперед. Остановился в разрушенной цеховой конторе. Среди строительного мусора внимание его привлек полузасыпанный металлический ящик. На его крышке лежали осколки кирпичей, стекол. Сбросив их, Колька попытался открыть ящик. Он возился долго, но тот не поддавался его усилиям.
   Больше Колька не мог оставаться в цехе - надо было поспеть к началу работы. Он вышел из конторы и неожиданно заметил на земле ключ. Он не был заржавленным, как все окружающие металлические предметы. Колька поднял его, повертел в руках. Не от ящика ли? А если попробовать открыть? Только успел он подумать об этом, как в другом конце цеха раздался чей-то глухой кашель.

                                                                             

Часть 3
Глава 34

РЫЖИЙ КОЗЕЛ ОХОТИТСЯ ЗА КОЛЬКОЙ

 

   Их было двое в заброшенной литейке. Тот, кто кашлял и Коля. Пока об этом знал только подросток. Кашлял, очевидно, Грачев. Он, наверное, вернулся за ключом.
   Колька метнулся из конторы. Он лихорадочно оглядывался, искал - куда бы спрятаться. В глаза ему бросилась груда опок, образовавших как бы пещеру с небольшим узким проходом. На коленках он залез туда и забился в дальний угол. В тишине он хорошо слышал тревожные удары своего сердца.
   С каждой минутой росло напряжение. Совсем близко послышались шаги. Колька еще дальше отодвинулся в убежище. Неподалеку что-то грохнуло. Почти рядом сопел Рыжий козел и вполголоса ругался.
   Но вот шаги его постепенно удалились. Колька с облегчением вздохнул и только сейчас почувствовал, что спина  у него мокрая от пота, а во рту пересохло. Он лежал еще некоторое время, не подавая признаков жизни. Потом ему захотелось узнать, что делает мастер.
   Осторожно, на локтях, Колька подполз к дыре и выглянул.
   Грачев склонился над железным ящиком, лицо его выражало недоумение, страх и злобу.
   Колька быстро отполз назад. Он не мог себе простить отчаянную глупость, допущенную им. Сбросив обломки кирпичей с ящика, он не подумал, что следует положить их обратно. Теперь Рыжий козел догадался, что кто-то пытался открыть ящик.
   Надо было удирать, но как?
  И почему такая тишина и, кроме писка крыс, ничего не слышно? Вдруг внимание Кольки привлекли звуки крадущихся шагов. Они были очень слабыми, временами затихали, будто таяли в воздухе.
   Рыжий козел, изучая каждую щель, остановился у Колькиной конуры. Мастер не знал, как ему поступить. Заползти внутрь опасно - вдруг там есть человек. Пораздумав, Грачев поднял камень и швырнул его. Камень ударился о стенку и, отскочив, задел подростка. От боли Колька поджал коленки, съежился.
   Мастер прислушался, постоял в нерешительности, а затем с тупым упрямством начал бросать в щель камень за камнем.
   Колька закрыл глаза, вздрагивал от ударов, хотелось разжать крепко стиснутый рот и закричать. Но он еще крепче сжимал челюсти. К счастью, он лежал в стороне и камни попадали в него рикошетом.
   Рыжий козел постоял, послушал и пошел дальше.
   Теперь мастер пустился на хитрость. Ругаясь и шумя, побрел он к выходу и, обежав угол, спрятался за исковерканными чугунными деталями. Отсюда почти все было видно. Рыжий козел сторожил своего врага.
   Колька не подозревал об опасности, которая ожидала его. Избитый, пополз он к проходу. Ощупал себя. Все болело. Под руку попалась заклепка, напомнила о Красникове. В заклепочном его ждут. Надо немедленно попасть в свой цех. А вдруг Рыжий козел поджидает его? Пускай! Добраться бы только до ближайшего пролома в стене. Колька, преодолевая боль, пополз. "Ничего, - успокаивал он себя, - так мастер меня не увидит".
   Но Грачев давно следил за ним. Еще по шороху в Колькином углу, когда тот выползал наружу, мастер понял, что враг его залег там. Из-за гор мусора он не мог разглядеть, кто именно.
   Рыжий козел поднял железный обрубок и, держа его наготове, стал подкрадываться.
   Но через несколько шагов мастер неосторожно толкнул носком сапога железку. И сразу противники застыли на месте. Колька понял - его преследуют. Он крепко сжал в кулаке ключ, вскочил на ноги и, прихрамывая, побежал к пролому. Вначале Грачев оторопел, затем ринулся наперерез мальчику. Тот круто повернул назад и, забыв о боли, помчался к другому выходу, но опять мастер оказался в более выгодном положении, преградил путь.
   - Отдай ключ, - приближаясь к Кольке, хрипло дышал Грачев.
   "Попался, - мелькнуло в голове у мальчика, - попался! Отберет ключ, так и не узнаем ничего". Растопырив свои толстые волосатые руки, полусогнувшись Рыжий козел надвигался на Колю.
   Колька с тоской оглянулся. Взор его упал на заводскую трубу. Мгновенно созрел смелый план. Он повернулся и побежал к трубе.
   - А-а, - закричал мастер, - вот ты как! - и запустил в подростка куском железа. Колька едва успел пригнуться. Железо просвистело над головой.
   Колька дотянулся до первой скобы и, обрываясь, полез наверх. За ним последовал Грачев.
   "Лучше упасть, но не отдать ключ", - лихорадочно твердил про себя Коля. Он слышал учащенное, тяжелое дыхание Грачева. Мастер неотступно преследовал его.
   Они уже были на значительной высоте. Стало заметно, как покачивалась труба.

                                                                               

Часть 3
Глава 35

В ЦЕХЕ И НА УЛИЦЕ

   Исчезновение Кольки первым обнаружил Красников. Он обегал весь цех, но никто ему не мог ответить, куда делся его подручный.
   Красников расстроился. Ему хотелось сдержать слово, данное Костюченко и окончательно заткнуть за пояс своего соперника, утвердить за собой звание лучшего прессовщика.
   Этому все благоприятствовало. Пресс Зайченко на два часа поставили на ремонт.
   Несколько раз Красников спрашивал о Кольке у Наташи. Но та ничем не могла ему помочь. Еще с начала обеденного перерыва она потеряла из вида Колю.
   Спросил он и у Васи. Тот сделал большие глаза и насмешливо-вежливо ответил:
   - Вам вашего нагревальщика? Смылся. Куда? А я что, сыщик?
   Красников, и так взвинченный, рассвирепел:
   - Ты гляди у меня! Всыплю!
   - Попробуйте! - насмешливо ответил Каланча. - Мы не из очень пугливых, - и гордо удалился. Он рассказал Наташе о разговоре с прессовщиком.
   - А ты бы поискал Колю, - забеспокоилась она. - Не случилось ли с ним что?

   Вася только посмеялся!
   - Молодец, парняга, - похвалил он своего друга, - так и надо Красникову. Меньше фасонить станет.
   - Вот ты какой! - возмутилась Наташа.
   - Ты о чем?
   - О том! Тебя интересует только свое. А то, что Красников простаивает, и вы тоже не работаете, - тебе наплевать.
   Каланча не стал защищаться. Пожал плечами и отошел к своему прессу.
   Увидев его, Зайченко на мгновенье оторвался от ремонта станка:
   - Слушай, почему не работает Красников?
   - Колька отколол номер, куда-то запропастился.
   - Вон оно что... - Михаил Федорович минуты две молча возился с прессом и неожиданно предложил: - Сходи, поработай за него! Я без тебя пока обойдусь!
   У Васи лицо вытянулось. Помогать Красникову? Помочь ему побольше заграбастать денег, вырваться вперед, а самим сесть в лужу? Нет уж! Не выйдет!
   Из цеховой конторы, горячо о чем-то разговаривая, вышли Красников и Костюченко, на ходу застегивавший бушлат.
   - Вот он, - указал прессовщик на Каланчу, - знает, где его дружок, а скрывает!
   - Вася, где Коля?
   - Не видел я его.
   - Врет он! - озлился Красников.
   - Он правда не знает, - вмешалась, подошедшая Наташа.
   - Сговорились, - бушевал Красников, - все сговорились... Рыжий знает, где мой нагревальщик.
   - Брось ты, - протирая деталь, выпрямился Зайченко. - Орешь на паренька, а того не знаешь, что хлопец собирался поработать с тобой заместо Коли.
   Это сообщение вызвало растерянность у Красникова.
   - Отлично. Правильный курс взял! - одобрил Костюченко, довольный, что все уладилось.
   Наташа, радуясь за Васю, порывисто схватила его за руку, Каланча вырвался, бешено покосился на Наташу:
   - Насчет помощи Красникову - липа. Все накрутил Зайченко. Я могу и не пойти. Запросто. Могу! - повторил он, прямо и гордо поглядывая на Михаила Федоровича и Наташу. Потом шмыгнул носом и упавшим голосом продолжал: - Не люблю таких. Жаден больно до денег. Только что для дела... Потопали! - неожиданно выкрикнул он. - Ну...
   В этот момент в цех, крича и размахивая руками, вбежал Груша.
   - Секретарь! Скорее, скорее во двор!
   Все кинулись за ним.
   - Глянь-ко, глянь-ко! - вопил Груша, указывая на самый верх заводской трубы.
   Наташа охнула и испуганно заговорила:
   - Дядя Глеб, там Коля и Грачев! Он тянет Колю за ногу! Он сорвет его!..
   Но Глеб Дмитриевич, Михаил Федорович, Груша, Красников и Каланча уже мчались к литейному цеху. Наташа, спотыкаясь и плача, бежала за ними.
   Матрос на ходу расстегивал кобуру револьвера.
   - Не стреляйте, убьете парнишку! - схватил его за руку Зайченко.
   Они подбежали к трубе, задыхаясь и крича во всю силу легких...
   И вовремя. Еще немного и Колька, которого мастер тянул за ногу, полетел бы вниз.
   Грачев отпустил мальчика и начал спускаться, ругаясь, за ним молча последовал Колька.
   Через минуту они были на земле. Мастер дико озирался, у Кольки дрожали руки, посинели губы.
   - Что здесь произошло? - тихо, но властно спросил матрос, вкладывая в кобуру оружие.
   Рыжий козел мрачно отвернулся.
   Колька протянул Глебу Дмитриевичу ключ от ящика:
   - Там, в конторке - ящик...
   ...В цехе они открыли железный ящик. В нем оказался динамит.
   В этот же день выяснилось, что  "запасы" мастера предназначались для взрыва стапелей, на которых ремонтировался буксир. В нескольких местах заряды оказались уже заложенными. С помощью ребят нашли и невзрачного мужчину, и женщину с корзинкой, которые помогали Красникову. В бочке же мастер вывозил украденные на заводе слитки олова, которые продавал владельцам кустарных предприятий.
   - Молодцы вы, ребята, - похвалил Костюченко, - только бить вас надо. Молчали. Хотели все сами. Вот и дождались бы...
                                                                                
   Шли дни.
   Друзья все больше привыкали к заводу. Но наступил день, когда надо было идти в школу. Первые желтые листья закружились в воздухе, и с Волги подуло прохладой.
   С утра в этот день ребята помогли переехать на новую квартиру Ефросинье Ильиничне. Теперь они шли на рыбалку.
   - Мы еще вернемся на завод, - сказал своим товарищам Колька, - окончим школу и начнем по-настоящему строить пароходы.
   ...В синем небе плыли корабли-облака, а по земле, поднимая пыль босыми ногами, торопились на Волгу четверо неразлучных друзей.


                                                             Конец

 

 

-1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22-
 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 

 

 

%