Вот моя деревня
   Повесть

  

   Владимир Арро
   Рисунки  Т. Капустиной

   (Журнал "Костер". 1970)

 

Прикатили мы в Красную Гору

   Прикатили мы в Красную Гору, это большое село! На площади два каменных дома, всякие тут у них магазины, парикмахерская имеется, улицы в разные стороны по горе ползут. Даже из всех наших окрестных деревень не сложить бы Красную Гору, вот каково село. Посреди площади бочка серебрянная, на ней написано "Квас". При бочке сидит тетка с зонтиком, кто к ней подойдет, тому она и наливает.
   Вот куда Митя поехал, где ж его тут искать? Ведь народищу кругом ходит, кто с ведром, кто с кошелкой, кто с книгой, а одна тетка впереди себя катит коляску. Я говорю Коле:
   - Гляди, какая коляска.
   А он говорит:
   - Да-а, дела...
   Федяра говорит:
   - Вот люди живут! Квас бочками потребляют.
   Коля остановился и стал какую-то вывеску читать.
   - Сдавайте ягоды и грибы по пре... по прей-ску-ранту... Это по какому, значит, прейскуранту?
   - За деньги небось, - говорит Федяра.
   - Это грибы-то?.. Да-а... - говорит Коля. - Вот люди живут.
   Стоят наши равенские посреди площади с бутылками в руках и по сторонам глазеют.
   Я говорю:
   - А все-таки нет у них такого простору. И реки у них нет.
   А меня никто не слушает.
   - Чего, - говорю, - разглазелись, бутылки надо идти сдавать.

 

В магазине была длинная очередь

   В магазине была длинная очередь, продавщица всем колбасу отвешивала. Мы к прилавку протиснулись, я спрашиваю:
   - ПрИмете ли у нас бутылки?
   Все тут загудели:
   - В очередь, в очередь, Зина, не принимай у них!
   Я говорю:
   - Не встревайте. Примете ли у нас бутылки?
   Продавщица говорит:
   - Приму, когда очередь подойдет.
   Федяра спрашивает:
   - Почем колбаса?
   Продавщица кричит:
   - Да не лезте к товару, подите вы отряхнитесь! Вон какие блондины, на них же можно рисовать!
   Санька с Ванькой хлопнули друг друга, а от них пыль повалила клубами.
   В очереди кричат:
   - Да не здесь, не здесь, на улице!
   Я говорю:
   - Граждане, не обижайтесь, мы на автобусе ехали, а дождика-то все нет, дорогу в пыль перетерло, а кто из вас местные, тот, может, и знает нашего Митю, он на баяне хорошо играет, сам-то он равенский, а теперь где-то тут у вас живет!
   В очереди все замолчали, а потом заговорили друг с другом:
   - Митю?.. Это какого же Митю? Не Андрея Петровича зятя?
   - А может, Митрия-Матюху?
   Продавщица говорит:
   - Да полно, разве он на баяне играет? Что-то я не слыхивала.
   - А может, Шуры Семичевой сосед?
   - Это который пожарник?
   Я говорю:
   - Да нет, он не пожарник!
   В это время Коля запнулся за пустой ящик, Коля не виноват, я видел, из ящика железяка торчала. И Коля упал, и ящик упал.
   Продавщица кричит:
   - Зачем трогаешь тару?
   Федяра говорит:
   - Колбаса-то почем?
   - Ну, бог послал архаровцев, - говорят в очереди, - Зина, отпусти ты их, проклятущих, а то они тут тебе наделают делов.
   Нам дали шестьдесят копеек за шесть бутылок, шестая оказалась с браком, это пятью десять - будет пятьдесят, да еще пять на два, ноль пишем, один в уме.

 

На площади Федяра сразу спрашивает

   На площади Федяра сразу спрашивает:
   - Интересно, а почем квас?
   Я говорю:
   - Да не приценивайся ты, Федяра, не приценивайся! Все равно мы дяде Коле должны, еще и не хватит, так что ты эту идею из головы вынь да брось.
   Федяра говорит:
   - Я идею выбросил, я просто спрашиваю для интересу.
   Вдруг Санька говорит:
   - А вон Куварин...
   Смотрим - и правда, навстречу нам Куварин идет. На нем новая кепка, а сзади ярлык болтается. Подошел он к нам и говорит:
   - А я видел, как вы на автобусе приехали.
   Я говорю:
   - Куварин, ты как здесь?
   Он отвечает:
   - Я еще раньше вашего. Моя мама в рядах картошкой торгует, вот потому я и здесь.
   А мы когда шли, то сразу заметили, что в боковушке между двумя улицами есть торговые ряды.
   - А я себе фуражку купил, - говорит Куварин.
   Федяра спрашивает:
   - Почем фуражка-то?
   Куварин отвечает:
   - На два семьдесят.
   Коля хотел оторвать ярлык у его фуражки, но Куварин увернулся и говорит:
   - Ты-ы, не открывай!..
   - А куда ты идешь? - я спрашиваю.
   - А никуда, - говорит Куварин. - В рядах мне сидеть надоело, магазины я уже все обошел, так что никуда не иду. А сейчас только шел к вам.
   Я ребят спрашиваю:
   - Может, мы его с собой возьмем?
   Тут Коля отвернулся.
   Я говорю:
   - Куварин, ты не проболтаешься? Мы ведь Митю идем искать.
   Куварин говорит:
   - Нет, я не проболтаюсь.
   - Ну, иди с нами. Ребята, он же наш, равенский, пусть он с нами идет.
   Куварин говорит:
   - Я же ваш, равенский. Вот хотите, пойдемте квасу напьемся?
   Федяра тогда говорит:
   - Ребята, он же наш, равенский, пусть он с нами идет!
   Тогда все мы пошли к бочке с квасом.
   Тетка из-под зонтика говорит:
   - Вон ты, который в новой кепке, ты уже сегодня третий раз.
   Куварин отвечает:
   - Да, я сегодня в третий раз.
   - Мать-то картошку расторговала?
   - Полмешка только, - говорит Куварин.
   - Плохо, плохо идет картошка, - говорит тетка. - А вы на кильковском автобусе давеча приехали, ко мне не подошли, а сразу в магазин.
   Я говорю:
   - Правильно, а как вы заметили?
   - А я, - говорит тетка, - недаром посреди площади сижу, я все вижу, все! От меня не утаишься!
   Куварин говорит:
   - Трижды шесть... двадцать четыре... Каждому по маленькой, и сдачи шесть копеек.
   - А вы чего приехали? - спрашивает тетка. - Так, от баловства, или по делам?
   Я говорю:
   - По делам. Дела у нас, мы Митю хотим отыскать нашего, равенского. Он у вас на учебе, а в деревне Люба осталась.
   - Это который с баяном приехал?
   Я даже квасом поперхнулся.
   - Да! - кричу, - Да!
   - Что-то давненько его не видела, - говорит тетка.
   Я кричу:
   - Да где же он живет?
   - Вон на квартире у Мухина, у свово дяди, пойдете прямо, потом по Разуваевке, по левую руку четвертый дом, у них еще куры марганцовкой меченые, а в палисаднике мальва растет.

 

Вот мы по Разуваевке идем  

   Вот мы по Разуваевке идем. Дома у них все хорошие, тесом обшитые, разными красками выкрашены и на каждом доме номер висит. Отсчитали четвертый дом по левой руке. Встали на крыльцо и стучим.
   Долго никакого ответа не было, а потом в доме что-то загремело, зашевелилось и мужской голос спрашивает:
   - Чего надо?
   - Дяденька, нам Митю!
   Там помолчали и говорят:
   - Никого нет.
   Я говорю:
   - Митя-то где у вас? Вы сами-то Мухин ли будете?
   Тогда дверь открылась и в ней появился сонный дядька. Он губами почмокал, зевнул и говорит:
   - Я-то Мухин, а вот вы кто? Какого лешего вам надо?
   Я говорю:
   - Мы равенские, Митины земляки!
   - Ну и я, - говорит, - равенский. А чево? На кой вы мне тут сдались, таковские земляки, хоть бы и Митьки?
   Я говорю:
   - Да где же он?
   - Уехал, шалабер, - отвечает дядька, - стало быть, в областной центр.
   Отступили мы от крыльца, я думаю, что же будем теперь делать? Вдруг окошко открывается и дядька говорит:
   - Вона, заберите письмо!
   И бросил он нам конверт. Мы встали в кружок, повертели его так и этак, думаем, что за письмо такое? На нем написано "Лично Мите"... А потом посмотрел я на обратный адрес, вижу - Равенка! Амбулатория! Любина фамилия!
   - Так это Любино письмо! От Любы к Мите! Значит, Митя его не получил.
   - Куда же его девать? - спрашивает Федяра.
   - А никуда, - говорю. - Никуда его не девать. Любе отвезем.

 

<<<    >>>

 

 

-1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 -

Метки:

это интересно живопись вязание открытки полезные советы полезные советы по дому электронная книга детская проза документальная проза имена Web-дизайн детская книга здоровье интересно дети скачать Александр Ремез ленин Рассказ космонавтика мода журнал моды кошки-призеры календарь пейзаж телевизионные башни СССР города СССР Иваново икона ирисы Цветы зверушки артисты символика СССР календари собака кошка 1978 старая Москва художник Владимир Семенов Эрмитаж в акварелях Станислав Жуковский Советский спортивный плакат советский плакат старый календарь Рекламный плакат туризм в СССР туристический плакат выборы в СССР русский рекламный плакат
________ _______
%