Вот моя деревня
   Повесть


   Владимир Арро
   Рисунки  Т. Капустиной

   (Журнал "Костер". 1970)

 

   Кто пескарей хочет ловить

   Кто пескарей хочет ловить, у нас может поучиться. Мы в песке канавку прорываем, в нее вода из реки заходит, а с нею и пескари, они ведь любят по песчаным отмелям гулять, оттого рыба и зовется пескарь. А в конце канавки у нас бутылка установлена - в горлышке пробка, а дна нет. Отбито дно камнем начисто, для безопасности сточено, в том-то вся и штука, что дна нет.
   Побежим мы по канавке вслед за пескарями, а они - в бутылку! А куда ж еще, больше-то им деваться некуда, а тут и надо закрывать бутылку рукой. Вот как надо пескарей ловить.
   Вот ловим мы пескарей, уже у нас их скоро поллитровая банка будет, вдруг по кильковскому прогону Шурка и Тришка бегут.
   - Эй, равки, - кричат.
   Я шепчу своим:
   - Молчите!..
   И мы молчим. Будем мы еще с ними разговаривать, кильки несчастные, сколько мы из-за вас вчера километров наколесили да еще людей невиноватых в испуг ввели.
   Загоняем пескарей, а Шурка снова:
   - Эй, равенские! Антошка! Колька! Оглохли, что ли?
   - От глухого слышу! - кричит Колька. - У тебя и дед глухой.
   Тришка говорит:
   - У него дед глухой, а ты щербатый!
   - А у тебя руки в бородавках!
   Ах ты, Колька, снова не выдержал.
   - Молчите вы, ребята, - говорю я. - Молчите!..
   Но куда уж там! Пошло-поехало.
   - А у вас в деревне, - кричит Шурка, - два очкарика!
   Это он про Саньку с Ванькой. А они очки только в школу носят. Тут и я не выдержал.
   - Ты физических недостатков не касайся!
   - А у Тришки что, не физические?
   - У Тришки, может быть, и физические, а пусть жаб не трогает!
   - А я жаб и не трогаю! - кричит Тришка.
   - Он не трогает! Это у него от обмена веществ!
   - Что это еще за обмен веществ? - кричу я Шурке.
   - Обмена-то не знаешь? Что у тебя, чирий никогда не вскакивал?
   - Чирий-то вскакивал, - говорю, - только это отношения не имеет.
   -  А вот имеет!
   - Почему ты знаешь?
   - Знаю! Нам Люба говорила!
   Ах вот что, Люба им говорила, а нам, значит, нет. Тоска на меня напала.
   А Шурка кричит:
   - Мы пришли вас в клуб звать!
   Звать они, видишь, нас пришли, какие вдруг вежливые. Мы их в амбулаторию не пустили, а они к нам с приглашением. Видать, мы им сильно понадобились.
   Я кричу:
   - А что у вас там?
   А Шурка с Тришкой не отвечают.
   - Эй, - говорю, - кильки, вас спрашивают!
   А на том берегу молчат. Дразнят, значит. Отвернулись от нас и камешки в руках перебирают.
   Очень мне любопытно стало, что же у них в клубе. Я кричу:
   - Ну, как, будете отвечать?
   Подождали мы еще немного, и я говорю:
   - Коля, поди к Куварину за велосипедом, сгоняй в Кильково. У клуба так и так объявление висит.
   - А вот и не висит! - говорит Шурка. - Это нам с Тришкой поручение в сельсовете дали ребят собрать.
   - А что же не собираете?
   - Мы-то собираем, да вы откликаться не хотите.
   Я от возмущения даже в воду ступил.
   - Вы не собираете, а людей оскорбляете, особенно ты, Тришка!
   А Тришка тоже в воду ступил.
   - Да?.. Я сам от вас оскорбление понес, будто я жаб трогаю! А я и не трогаю жаб! Я их боюсь!
   - Ну и трус!
   - Нет, не трус, а брезговаю!..
   - Я и сам брезговаю...
   - Вот так!
   - Вот и так!
   - Ну, ладно, - говорит Шурка и камешки свои в воду бросает. - Приходите, значит, в четыре. Пионерский лагерь из Красной Горы прибудет. Концерт поставят, в футбол хотят с нами сыграть.
   - В футбол - это можно, - говорю.
   - Ну вот. Так надо бы собрать нам с двух деревень сборную команду.
   Я говорю:
   - Ну, ладно, поглядим... Мы тут у себя в Равенке подумаем...
   - Думайте, думайте, - говорит Шурка, - только чтобы трусы справные были, не так, как у Саньки с Ванькой в прошлый раз.
   Шурка с Тришкой к себе побежали.
   А Санька тут покраснел.
   - Я, - говорит, - и вовсе, может, не приду...
   - И я, может, вовсе не приду, - говорит Ванька.
   Вот те раз! А это у нас в Равенке самые сильные полузащитники. Не то чтобы у них хорошая техника или там точный удар, нет, а просто они выручают друг друга сильно. Если противник, допустим, напал на Саньку, то Ванька тут как тут. Вертится, крутится, толкается, ну просто замечательно выручает. И наоборот.
   Я им говорю:
   - Вам что, не дорога честь деревни Равенка?
   - Честь-то дорога, - отвечает Санька, - да трусов справных нет.
   Я говорю:
   - Так неужто из-за трусов пойдем на попятную?
   - Не пойдем! - кричит Коля Семихин. - Не ходили и не пойдем на попятную! Это пусть кильки идут!
   Тут мы спрятали бутылки в кусты и пошли к себе на гору готовиться к встрече.

 

    У Саньки с Ванькой дома

    У Саньки с Ванькой дома была только их сестра Зойка. Она грызла семечки и баловалась с котенком.
   Я сказал:
   - Зойка, а ну выдавай мужикам трусы!
   Зойка плюнулась шелухой и сказала:
   - А ты кто такой, чтобы указания давать?
   - Я?.. Да я... Я, Зоя, капитан сборной команды.
   Зойка подумала и сказала:
   - А мне больно наплевать.
   Я говорю:
   - Да ты погоди, Зойка, не злись. Вот скажи, тебе дорога честь деревни Равенка?
   - Ну и что?
   - А то, что без Саньки с Ванькой мы никак не можем играть. Ведь они же лучшие полузащитники!
   Тут и Санька молвил слово:
   - У нас, Зойка, понимаешь ли, сегодня мач...
   - Не мач, а матч, - шепнул ему Ванька.
   - Ну, мачт... вот нам и надо полузащищать...
   Зойка засмеялась.
   - Говорить-то правильно не умеете, полузащитники. Горе мне с вами. Ванька, утрись! Надо говорить - матч.
   Ванька шмыгнул носом и утерся. Утерся на всякий случай и Санька.
   - Вот мы, Зойка, тебя и приглашаем, - сказал я. - Зови всех девчонок и приходите за нас болеть. Ты бы поискала, Зоя...
   -  Напасешься на них! - фыркнула Зойка, но все же вынула откуда-то ключи и открыла шкаф. Из кучи белья она достала две пары трусов, и Санька с Ванькой пошли в клеть переодеваться.

 

   Мы вышли на дорогу

   Мы вышли на дорогу в тот момент, когда возле нашего поворота остановился автобус. Он как раз в это время из Красной Горы в Кильково идет. У нас остановка называется "по требованию". Если потребуешь, автобус и остановится, а не потребуешь, то и нет. Но он остановился, значит, кто-то потребовал.
   Нас было шесть человек, все мальчишки деревни, даже Куварин. В сборную я назначил себя, Колю Семихина и Саньку с Ванькой, а остальных запасными. Пока шли, Федяра все ныл: возьми да возьми его в основные. А ведь он правил не знает, как же мне его взять?
   Я говорю:
   - Федяра, ты ведь правил не знаешь!
   - Знаю, - говорит, - знаю!
   - А вот что такое офсайд?
   Федяра думает, что офсайд - это когда мяч в овес закатится.
   У нас возле футбольного поля овес растет. Только туда мяч кто-нибудь запузырит, Федяра кричит: "Овсайт, овсайт!"
   - Я знаю, - говорит Федяра, - только выразить не могу.
   Я говорю:
   - Ну вот, когда выразишь, тогда и возьму, а пока, Федяра, тебе в основные рановато.
   Но возле автобусной остановки положение резко изменилось. Из автобуса вышла тетя Валя Семихина, мать Кольки. Она нас увидала и говорит:
   - Коля, поди-ка сюда, чего скажу...
   Колька думал, что она из города чего-нибудь ему привезла и так скоренько к ней подходит. А она сумку поставила и - хвать его за ухо!
   - Ты на кого Вовку бросил, а? А ну-ка марш домой!
   А Вовку мы оставили бабке Тарарихе, она все равно всегда сидит у своего двора.
   И вот Коля пошел обратно.
   В автобусе все смеются, и Федяра с Кувариным вдруг: га-га-га! Ну, Куварин, понятно, он одиночка, а Федяра чего? Он же Кольке друг.
   - Нет, - говорю, - Федяра, мы хоть и потеряли одного из лучших нападающих, но тебя все-таки не возьму в основные.
   Набились мы все в автобус, чтобы, значит, через мост переехать и по берегу до Кильково - чтобы ноги зря не ломать.
   Шофер дядя Коля дверцу закрыл и спрашивает:
   - Куда это равенские собрались?
   Я улыбаюсь ему и отвечаю:
   - В гости к вам, дядя Коля, в Кильково.
   Дядя Коля говорит:
   - Ну, тогда плати.
   - Мы, дядя Коля, значит, это... городские пионеры к нам едут, дядя Коля...
   Я подталкиваю ребят, мол, помогайте, не могу же я один, в таких случаях нужно всем скопом нажимать.
   - Мы, может, так проедем, дядя Коля, - загудели наши, - мы вот и садиться не будем, постоим тут у двери...
   Я говорю:
   - Мы, дядя Коля, с городскими сегодня встречаемся, у нас тут сборная...
   - Ну да, - говорит дядя Коля. - Это конечно...
   Вдруг он на обочину свернул, дверь открыл и говорит:
   - А ну-ка, сборная-крохоборная, вылезай!
   Глянул я вниз,  а подо мной канава, и в ней крапива выше нашего роста, ба-атюшки, думаю, как же тут быть!..
   В автобусе все смеются, а дядя Коля подгоняет:
   - А ну, поживей тут у меня, поживей, чтобы мигом!.. Все как один!
   Прыгнул я в крапиву, а за мной и все наши повыкатывались. Стоим посреди крапивы, руки-ноги поджимаем, шипим от боли, а она во как жжет! А дядя Коля еще и не отъезжает, смеется.
   - Ну, как, будете в другой раз платить?
   - Откатывай! - кричу. - Кильковские зажималы! Своих небось бесплатно возите, кильки вы и есть! И все пацаны у вас кильки, и девки кильки!..
   В автобусе все хохочут, носы давят об стекло. Наконец, он отъехал, и мы выбрались на дорогу...
   Федяра больше всех ноет:
   - Ой, обстрекался!.. Ой, как обстрекался!
   Я говорю:
   - Не визжи, Федяра! Плюнь да слюнями разотри!
   А Федяра все равно ноет:
   - Ой, больно!.. Где же я слюней столько возьму!
   Вот стоим мы посреди дороги и плюемся. А ноги у всех паленые, красные, да и руки горят.
   Я говорю:
   - Еще землей хорошо потереть.
   Санька с Ванькой самые терпеливые оказались: сели на дорогу и молча ноги себе посыпают землей.
   Федяра говорит:
   - Кольке-то Семихину как повезло!
   - Нет, - говорю, - Федяра, я тебя в основные не возьму, ты второй раз слабину проявляешь.
   Минут пять только сильно болело, а потом отлегло.

 

<<<       >>>

 

-1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 -

Метки:

вязание полезные советы полезные советы по дому электронная книга детская проза детская книга живопись Web-дизайн имена интересно Александр Ремез скачать здоровье ленин Рассказ космонавтика открытки мода это интересно документальная проза журнал моды зверушки дети календарь кошки-призеры пейзаж телевизионные башни СССР города СССР Иваново икона ирисы Цветы артисты символика СССР календари собака кошка 1978 старая Москва художник Владимир Семенов Эрмитаж в акварелях Станислав Жуковский Советский спортивный плакат советский плакат старый календарь Рекламный плакат туризм в СССР туристический плакат выборы в СССР русский рекламный плакат
________ _______
%