Вот моя деревня
   Повесть


     Владимир Арро
     Рисунки  Т. Капустиной

    (Журнал "Костер". 1970)

 

   В деревне у них все не по-нашему

   В деревне у них все не по-нашему: посреди улицы какой-то амбар стоит, а у нас улица чистая, трава да ветлы. А комар-то какой у них ядовитый, ба-атюшки, какой-то мохнатый у них комар, злой! И реки, само собой, у них не имеется. У них и земля похуже нашей будет, одно слово - лесная сторона. Эх, думаю, как же вы тут живете? Не пробовали вы нашего житья, вот и думаете, что здесь лучше всего жить, а лучше-то всего у нас в Равенке. У нас ведь река, простор!
   Смотрю, Андрюха, Ленька и другие ребята стоят под березой и шапками в нее зачем-то кидаются. Вроде, силятся что-то достать.
   Вышли мы из засады.
   - Ах, - говорю, - да это ж они майских жуков ловят!
   Мы тоже майских жуков любим ловить, только сейчас они называются июньские, потому что уже июнь.
   У нас в Равенке самые хорошие жуки, как майские, так и июньские.
   Я говорю:
   - Вы чего шапками-то их ловите, так ловить не мудрено, а ну-ка вы с лету!
   Я веником махнул и летящего жука - трах! Поднял его, а жук небольшой. Я говорю:
   - Небольшой жук-то у вас. А есть ли у вас пилоты?
   - Пилоты-то есть, - отвечает Андрюха, - да ниток больше никто не дает.
   - Ну, конечно, - говорю, - без ниток какие ж пилоты...
   А пилоты летают с нитками. Иной пилот так высоко летит, что полкатушки ниток разматывает, во как летит! Мы с кильковскими соревновались, самые выносливые пилоты у нас. Наши пилоты к ним через речку летают, а их - к нам не летят.
   Половили мы с березницкими ребятами жуков, а тут и стадо пошло. Когда стадо идет, жуков ловить лучше не стоит. Мы один раз не заметили, как в деревню вошло стадо, и все ловили жуков. Что тут было! Две телки запрыгали, бараны обратно метнулись, бычок Фомушка заревел. Все стадо перепугалось и умчалось к реке. Нам от дяди Леши тогда попало.
   Андрюха говорит:
   - Половите еще с нами.
   Я говорю:
   - Нет, мы пойдем.
   Распрощались мы с березницкими и пошли домой по большой дороге.

      Зажглись огни уже в нашей Равенке

      Зажглись огни уже в нашей Равенке. В Кильково в эту пору тоже огни горят. Самый яркий фонарь у них у магазина, его всю ночь не выключают.
   Земля вся в темноте, крыши темные, кусты на реке темные, а небо над нашей деревней еще голубое. Река между кустами поблескивает, а на реке лягушки кричат.
   Только смотрю я, что же это за белый дымок там вдали из береговых ракит поднимается?.. Стойте, стойте, думаю... Вот так та-ак!
   Коля Семихин тоже тот дымок заметил.
   - Вот те номер, - говорит. - Да это ж они!
   - Ага-а, вот вы где, килечки... - шепчет Федяра.
   Я говорю:
   - Значит, побоялись они уходить далеко от дома, решили на бережке устроиться...
   Побежали мы берегом, впереди я, сзади Коля Семихин, а за нами все наши ребята, слышно мне, как они там за спиной у меня пыхтят.
   Подкрались к кустам, слушаем. Сидят, голубчики, костер у них тлеет, видно, картошку пекут. Разговор у них тихий идет. Я себе думаю: ах вы! Нащупал в траве деревяшку, из-за куста высунулся и - швырк! Искры из куста вверх ударили, разговор сразу же и затих. Ага, боитесь, думаю, только первым никто свою трусость показать не решается. Тут Коля Семихин консервную банку запустил.
   Они вскочили, и чей-то голос, вроде Шуркиного, спросил:
   - Эй, кто там кидается, ты, Ломтик?
   А другой ответил:
   - Ломтик уже спать лег.
   - Ну,  Куканов, значит...
   Какой еще, думаю, тебе Куканов. И метнул я по ним веник.
   А тот же голос сказал:
   - Вот паразит!..
   Тут и Федяра что-то бросил, и Санька с Ванькой, от костра аж искры летят. А девчонка какая-то, наверное, Надька, говорит:
   - Какой бессовестный!
   Вдруг слышу, рядом запыхтело что-то, и Федярин плаксивый голос крикнул:
   - Ну, чего ты!.. Отцепись!
   Бросился я туда, навалился сразу на двоих и тут уж кричу во всю мочь:
   - Бей их, круши!.. Колька! Налетай!..
   Только меня сразу же оттолкнули, в кусты откинули и сверху прижали. Слышу - голоса кругом, орут. Много голосов! Да вдруг какой-то женский, сердитый:
   - Что тут за переполох?
   - А мы сами не знаем, Полина Марковна, на нас тут  какие-то придурки напали!..
   - Палками кидались!
   - И вениками!
   - Мы думали, это Куканов...
   - Опять Куканов!.. Все на Куканова, а я в палатке спал.
   - Вот мы тут одного держим, - сказали надо мной. - Вырывается, какой-то бесноватый!..
   - И мы двоих поймали!..
   Ну, думаю, плохо дело, ошибка вышла. Какие-то городские туристы, теперь греха не оберешься.
   Подняли меня на ноги, подвели к костру. Гляжу, а тут уже и Колька стоит. И Саньку кто-то за руку держит. Разгромили весь наш наличный состав. А кругом-то все чужие, ни одной знакомой рожи нет. Уж пусть бы лучше Сенька Морозов...
   Санька кричит:
   - Ванька, ты где?..
   А из-за кустов Ванькин голос:
   - Здесь я!.. Я свободный!..
   - Выходи сюда, - говорит Санька, - вместе ответ держать будем!..
   Тут и Ванька подошел, встал рядом с братом. Только одного Федяры нет, вырвался-таки.
   Окружили нас, подбросили хворосту в костер, чтобы виднее им было, значит, нас допрашивать. Один лопоухий и говорит:
   - Вы что, ненормальные, да? Вы почему кидались?
   Я говорю:
   - Мы килек искали. Мы и не знали, что вы здесь.
   - Кого они искали? - спрашивает девчонка с челкой.
   Тот, которого назвали Кукановым, говорит:
   - Дать им банок, да и все.
   Я говорю:
   - Килек мы искали, кильковских! Шурка у них есть Шаров, потом Тришка... Из деревни Кильково, вон там, за мостом!..
   - А сами-то вы откуда?
   - Мы из Равенки.
   - Что это за Равенка? У нас на карте такой нет.
   - Равенки-то нет? - удивился я. - Что ж это у вас за карта?
   - Нормальная. Государственная. А вот вы почему кидались? Ведь вы в голову кому-нибудь могли попасть.
   Куканов говорит:
   - Дать им банок, да и все.
   Я возмутился:
   - В голову? Да мы в голову и не метились! Колька, правда, мы не метились в голову?
   Колька говорит:
   - Я в костер кидал!
   Я говорю:
   - Да если даже попадешь по голове веником, это что, больно? Больно, да?..
   Колька кричит:
   - Что, нельзя обознаться, да? Ведь уже темно!
   Я кричу:
   - А вы руки сразу крутить! Ведь вас вон сколько, а нас только четверо, да один убежал!..
   Чувствую я, как растет во мне возмущение.
   - Еще надо проверить, - кричу, - что это вы у нас тут на берегу разлеглись на ночь! Есть у вас на то разрешение или нет? А ну документы!
   Это я вспомнил, как брат Паша у одних туристов, которые зашли в Равенку, тоже документы проверял.
   - Ишь вы какие проверяльщики! - закричал лопоухий. - Думаете, если вы местные, то это ваша река!
   А Куканов говорит:
   - Дать им банок, да и все!
   Тут и тетка вмешалась.
   - Вы, мальчики, неправильно поступили. И напрасно вы так агрессивно настроены...
   Что-то она еще говорила. Вдруг на реке раздался истошный крик:
   - Тону-у!..
   Я сразу догадался, что это Федяра, он один может так кричать. Только неуж он взаправду тонет?..
   Бросились мы к реке. Прибежали, я кричу:
   - Федяра, ты что ли?..
   А Федяра с того берега спокойненько отвечает:
   - Конечно, я. А вы чего же не убежали? Я нарочно панику устроил, чтобы вам убежать.
   Тут все закричали:
   - Ах вот что!.. Какие бессовестные! Это ж надо так напугать. Да с вами после этого знаете что надо сделать?..
   Тут мы и припустили! Сначала я, за мной Коля, а сзади Санька с Ванькой. А по другому берегу Федяра.
   Погнался было за нами Куканов, но Полина Марковна ему закричала:
   - Куканов, вернись сейчас же!
   Вот так мы и спаслись.

 

      Выскочили мы на дорогу

      Выскочили мы на дорогу, с Федярой соединились, только хотели домой двигать, вдруг слышим, кто-то нам навстречу шагает и песню поет. А это идет Люба в белом сарафане. Как увидела нас, так и замолчала. И говорит с презреньем:
   - Ишь, идут бандиты с большой дороги... Это кто ко мне напустил муравьев? В лечебное-то учреждение!..
   Мы стоим, головы потупили. Потому что ведь это мы!
   - А я, беспонятная, сколько витамина им скормила, а они вон что!
   И пошла Люба в белом сарафане, на нас даже не оглянулась. Свернула на кильковскую дорогу.
   Мы постояли, поглядели ей вслед. Я Федяре говорю:
   - Вон чего наделал.
   А Федяра отвечает:
   - Ничего, одумается еще.
   Тут я понял, что Люба-то пошла в кино. Я и говорю:
   - Давайте, пока кильковских нет, в кино сходим.
   Федяра говорит:
   - И за Любой будем следить!
   И мы повернули в Кильково.

 

<<<       >>>

 

-1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 -

Метки:

вязание полезные советы полезные советы по дому электронная книга детская проза детская книга живопись Web-дизайн имена интересно Александр Ремез скачать здоровье ленин Рассказ космонавтика открытки мода это интересно документальная проза журнал моды зверушки дети календарь кошки-призеры пейзаж телевизионные башни СССР города СССР Иваново икона ирисы Цветы артисты символика СССР календари собака кошка 1978 старая Москва художник Владимир Семенов Эрмитаж в акварелях Станислав Жуковский Советский спортивный плакат советский плакат старый календарь Рекламный плакат туризм в СССР туристический плакат выборы в СССР русский рекламный плакат
________ _______
%