Такая была планета
 
 
В. Крапивин
1960-е
 
Рис. Е. Медведева
 
   Лизавета остановилась перед арбузом.
   - При-ливы... - медленно сказала она. Лицо ее было уже не сердитым.
   - Вообще-то на такой планете другие условия... - начал Шурка и замолчал.
   Лизавета долго ничего не говорила, только щурилась и внимательно глядела на арбуз. А потом тихонько сказала, будто у самой себя спрашивала:
   - А бывают такие планеты? Зеленые?
   "Не знаю", - подумал Вовка. И вдруг придумал себе сказку. Это было, как сон, который он увидел, даже не закрывая глаз: в очень черном небе светила яблочная луна и серебристо сверкали звезды, похожие на жестяные пробки от бутылок; свет их запутывался в тонких, как папиросная бумага, маленьких облаках; и под этой луной, под этими звездами и облаками медленно поворачивался громадный шар зеленой планеты. Шар с темными линиями лесов, блестящими пятнами морей и желто-серой пустыней у Северного полюса. По пустыне, звякая бубенцами, тянулся караван зеленых верблюдов, и длинные черные тени их торжественно шагали рядом на песке. Погонщики в халатах и тюрбанах салатного цвета медленно качались на горбах и в полудреме клевали носами, похожими на прыщеватые огурцы. В пустыне не росло ничего, кроме кактусов. Это были зеленые шары и колбасы с длинными колючками. От одного кактуса к другому перебежками крался за караваном светло-зеленый с темными полосками тигр. Колючки царапали его пыльную шкуру, и тигр мяукал жалобно и сердито, как голодный кот.
   Пустыня кончалась на берегу океана, где волны, прозрачные и темные, как бутылочное стекло, лизали с ворчанием глыбы малахита. Вдали от опасных береговых скал прыгали на волнах пузатые корабли, похожие на выдолбленные  половинки громадных арбузов. У кораблей были паруса в светлую и темно-зеленую клетку. Отчаянные капитаны, позеленев от натуги, кричали в рупоры непонятные команды. Они плыли открывать неведомые земли.
   Эти земли заросли густым тропическим лесом. В чащах орали хриплыми голосами ночные птицы, а на полянах, среди хижин из пальмовых листьев, толпились веселые охотники - лесные жители. Они спорили: пустить к себе отчаянных морских капитанов или с помощью метких стрел предложить им убираться подальше, в свой океан? Самый старый охотник с бородой, похожей на водоросли, говорил, что пусть убираются. Потому что в прошлом году эти капитаны побывали на Острове Табачного Листа и вели себя там совершенно неприлично: они научили местных попугаев ужасным пиратским песням. Теперь все попугаи острова круглыми сутками  вопят в лесах:
   Мы бесстрашны, как акулы!
   Наша жизнь - сплошные каникулы!
   ... - А полярная шапка у этой планеты есть? - придирчиво спросила Лизавета.
   - А это что? - Шурка ткнул в светлое пятно на арбузьей макушке.
   - Это пустыня, - ревниво сказал Вовка.
   - Тогда посмотрим на Южном полюсе, - решил Захар. - Взяли!
   Они втроем подняли арбуз над головами и стали похожи на скульптуру соседнего фонтана - ребята с большим мячом.
   - Тут, наверно, тоже пустыня, - сказала Лизавета. - Желтое пятно... Ой!
   И случилось непоправимое.
   "А он не такой уж спелый", - вот что подумал Вовка в первую секунду. И лишь после этого испугался.
   Куски арбуза были розовато-красными. Белые и темно-коричневые семечки блестели в них рядами, словно кнопки нового баяна. Ветер заботливо относил в сторону облако пыли, поднявшееся от удара.
   - Все... - сказал Шурик.
   Вовка стоял и ничего не говорил. Двигаться и говорить было бесполезно. Большая Земля все-таки притянула маленькую зеленую планету. А когда планеты сталкиваются, обязательно бывает катастрофа. "Что же теперь делать? - думал он. - Что же теперь делать? Что же делать?.."
   - Здорово попадет? - шепотом спросил Шурка.
   - Наверно... - откликнулся Вовка.
   - Такая была планета!.. - тихо сказал Талька.
   И вдруг Вовка понял, что не боится. Ему было просто очень жаль арбуза. Не арбуза, а планеты. Жаль зеленой сказки, которая разбилась. А больше всего было жаль, что вот сейчас эти мальчишки и Лизавета уйдут и он потащится домой один.  Дома ему, конечно, влетит, но не в этом дело. Была сказка, была игра, были ребята, уже немножко знакомые. Было хорошо.
   А сейчас стало плохо...
   - Такая хорошая была планета, - снова сказал Талька.
   - Перестань хныкать! - приказала Лизавета. И спросила у Вовки:
   - Сколько он стоит?
   - Рубль восемьдесят.
   - А у нас только двадцать копеек, - уныло сказал Шурка.
   Вовка покачал головой.
   - Второй покупать нельзя. Все равно она догадается. По сдаче догадается. Таких больших арбузов больше нет, а если маленький купить, значит, должно денег больше остаться. А у меня мало...
   - Кто это "она"? - спросила Лизавета.
   - Ну, сестра... Старшая.
   - Все сестры такие, - мрачно сказал Захар.
   - Умолкни! - сказала Лизавета.
   Вовка вздохнул:
   - Лучше уж я так... Объясню.
   Лизавета молчала.
   - Он ведь сам тащил этот арбуз. Без нас, - сказал Шурка.
   Лизавета все равно молчала.
   - Слушайте, Захаровы! - начал Шурка. - Давайте дотащим до его дома все эти куски. Скажем: нарочно разбили, чтобы легче нести было.
   "Значит, у них такая фамилия, - подумал Вовка. - Захар - Это Сережка Захаров".
   - Понесем! - настаивал Шурка.
   - Не говори ерунду, - поморщилась Лизавета.
   Вовка понял, что надо что-то сказать.
   - Чепуха. Не стоит переживать. - Это получилось у него довольно храбро. Еще он добавил:  - Мне даже лучше: не тащить такую тяжесть.
   - Ненормальный! - возмутилась Лизавета. - Неужели бы мы дали тебе одному нести!
   Вовке показалось, будто теплая волна прошла по нему. И захотелось сделать что-нибудь хорошее для этой грозной девчонки и для этих ребят. Но ничего хорошего он сделать не мог и только сказал:
   - Давайте съедим планету. Все равно уж теперь.
   - А правда... - сказал Шурка.
   - Справимся? - спросил Сережка Захаров.
   - Справимся, - уверенно ответил Талька.
 
 
 
-1- 2 - 3 - 4 - 5 - 6-  
%