Рис. Е. Медведева
 
Такая была планета
 
 
 
В. Крапивин
1960-е
 
   Ух! Вот тут-то Вовка понял, что значит земное притяжение! Просто удивительно, что в первую же секунду он не грохнул арбуз и сам удержался на ногах. Но он не грохнул и удержался. И в первую секунду. И во вторую. И в третью...
   Потом он сделал шаг. Еще. И пошел.
   Он шел, хотя ему казалось, что руки вот-вот разогнутся или он вместе в арбузом провалится к самому центру планеты.
   Прохожие охали и оглядывались на мальчишку с такой тяжеленной ношей. Казалось, что ноги у него в коленках не сгибаются, а переламываются от непосильного груза, как лучинки. И сам он скоро сломается. 
   Вовка нес арбуз, откинувшись назад, чтобы часть тяжести перевалить с рук на грудь. Но от этого начинали сползать штаны, потому что резинка была не очень тугая. Приходилось их придерживать локтем. Кроме того, Вовка забыл сунуть в карман сдачу и держал ее в кулаке. Это было тоже не удобно. 
   - Подсобить? - спросил высокий парень в железнодорожном кителе.
   - М-м... - сказал Вовка. И разозлился на себя за свое упрямство. Ведь было бы здорово, если бы кто-нибудь помог. Но парень удивленно покачал головой и ушел. 
   Вовка двигался мелкими шажками. Носки с зелеными полосками снова выбились наружу, но он этого даже не знал. Он не видел своих ног. И дороги не видел. И многого другого. Арбуз заговорил собой полмира. Его громадная круглая верхушка покачивалась перед Вовкиными глазами и отливала малахитовым блеском.
   "Только бы добраться до сквера, - думал Вовка. - Пока руки не отломились..."
   Только бы добраться до сквера. А там скамейки. Можно отдыхать хоть на каждой. А потом - через дорогу и в подъезд. Правда, там еще лестница на четвертый этаж, но ведь на лестнице тоже можно отдыхать... Только бы дотянуть до первой скамейки!
   И он дотянул.
   Он опустился перед скамейкой на колени и положил руки с арбузом на сиденье, сколоченное из пестрых реек. Что-то очень острое попало под левую коленку, но Вовка сначала даже не обратил внимания.
   - Ух... - тихонько сказал он и несколько секунд не шевелился. Только прижался к арбузу щекой. Арбуз был гладкий и прохладный. Вовка осторожно освободил из-под него ослабевшие руки и встал.
   Оказалось, что в колено ему впилась острыми краями пробка от пивной бутылки. Теперь она отвалилась, и на коже остался тонкий красный отпечаток - звездочка с мелкими зубцами. Вовка поморщился, послюнил палец и потер колено. Звездочка не оттерлась, а колено покраснело.
   Вовка сердито пнул пробку. Она подскочила и перевернулась кверху блестящей спинкой. Солнечные чешуйки сразу же запрыгали через нее, выбивая мелкие искры. Тогда Вовка поднял пробку и наклонился над арбузом.
   Интересная мысль у него появилась: украсить арбуз узорными отпечатками. Вовка вдавил пробку в твердую зелень корки и полюбовался первым оттиском. Потом хотел продолжить свое интересное дело, но услышал шаги и поднял голову.
 
   Шли мальчишки.
   Их было двое. Шаги их были медленны, лица непроницаемы, а намерения неясны.
   Вовка ощутил тоскливое беспокойство.
   А мальчишки приближались.
   Каждый  был года на три старше и на голову выше Вовки. И, наверно, поэтому они на него даже не смотрели. Они смотрели на арбуз. Конечно, такой необыкновенный арбуз был для них в сто раз интереснее обыкновенного Вовки.
   Но это как раз и плохо. Ради такого интереса они могли сделать с арбузом что угодно. Вдруг им захочется узнать, как он выглядит внутри. Или попробовать на вкус. Или просто придет в голову испытать, громко ли он треснет, если трахнется на землю. А заодно отвесить Вовке по шее "макаронину", чтобы не вздумал зареветь...
   Мальчишки были уже в пяти шагах. Особенно опасным Вовке показался один - в синем тренировочном костюме, с темным ежиком волос и черными, какими-то хитрыми глазами. У второго были светлые, зачесанные набок волосы и такая же, как у Вовки, рубашка - белая с красными поперечными полосками и квадратным воротом. Эта рубашка почему-то слегка успокаивала Вовку. Но все-таки он ждал мальчишек с большой тревогой.
   Они подошли и остановились у скамейки. И все так же смотрели только на арбуз. 
   - Вот это шарик! - сказал темноволосый. - Глянь, Захар!
   Захар потеребил пуговицу на такой же, как у Вовки, рубашке и медленно ответил:
   - Я и так ... гляжу. Ничего себе глобус.
   Глобус... Вовка представил свой арбуз на черной лакированной подставке с тонкой ножкой и неосторожно хихикнул. Ребята разом глянули на него, и Вовка поспешно сжал губы.
   Темноволосый мальчишка спросил:
   - Это твой?
   - Мой, - сказал Вовка и почему-то вздохнул.
   - Сам тащил?
   Вовка на всякий случай вздохнул еще раз.
   - Сам...
   Врешь. - Острые черные глаза быстро и недоверчиво ощупали Вовку. В них почудились Вовке холодные огоньки.
   - Честное слово, не вру, - торопливо заговорил он. - Я тащил, тащил... Думал, что лопну. - Он хотел пробудить в мальчишках жалость и отвлечь их от опасных мыслей, если такие мысли у них имелись.
   - Силен! - произнес Захар, и Вовке показалось, что в голосе его появилось уважение.  Но приятель Захара сказал без всякого уважения:
   - "Силен!" Он его катил по земле, наверно. Катил?
   - Тащил, - тихо, но твердо ответил Вовка. - Если бы катил, были бы вмятины. - И он с надеждой посмотрел на Захара. Тот заступился:
   - Шурка, ты чего пристал к человеку? Ему и без тебя тошно. Вон какую планету на себе нес...
   Вот это сказал! Планету! А ведь верно. Вовка вспоминал картинки про космос, которые видел в каком-то журнале. В черной мгле там светились туманные пятнистые шары планет. Желтые, розовые, голубоватые. А этот зеленый. Ну и что? Все равно похоже.
   Теперь понятно, почему в арбузе такая тяжесть: большая Земля притягивала к себе маленькую зеленую сестру...
   А Захар и Шурка уже отвернулись и опять разглядывали арбуз. Будто и в самом деле изучали новое небесное   тело. И Вовка слышал непонятные слова:
   - По ходу стрелки...
   - Период обращения...
   - Если полнолуние, тогда наивысшая точка...
   - При чем здесь точка?
   - Ты чурбан...
   Это последнее было уже понятно. Вовка осторожно просунул голову между спорщиками: о чем это они?
   Шурка недовольно глянул на Вовку.
   - Когда бывают самые большие приливы в океане? Знаешь? Ничего ты не знаешь.
   - Наверно, когда шторм, - неуверенно высказался Вовка.
   - Он так же, как ты, разбирается, - ехидно сказал Шурка Захару.
   Тот хотел ответить, но вдруг посмотрел в конец аллеи и сообщил:
   - Приближается мой братец. Чего ему надо?
 
 
 
-1- 2 - 3 - 4 - 5 - 6- 
%