Иохим-Лис, детектив с дипломом
Сказочная повесть


Ингемар Фьёль

Пересказал  Олег Тихомиров

Переводчик Александр Големба


Рисунки И. Панкова

 

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

 

   Этим утром Бонифаций казался несколько рассеянным.
   - Какая чудная погода, господин Бонифаций, - начал Иохим.
   - Ах, этот сыр! - брякнул Барсук ни с того ни с сего.
   - Сыр? - проговорил Иохим, и уголки губ у него опустились
   Он дал Гвидону знак, чтобы тот приготовился записывать.
   - Сыр исчез, - запричитал Бонифаций. - Небольшая, но чудесная головка швейцарского сыра.
   Гвидон зачеркнул заголовок "КОНФИТЮРНАЯ ТАЙНА" в голубом блокноте и написал: "КОНФИТЮРНО-СЫРНАЯ ТАЙНА". Карандашик сновал по бумаге с головокружительной быстротой. Иохим сказал:
   - Прошу проводить нас на место преступления.
   Первым вошел в лавку Бонифаций.
   - Вон там, в этой маленькой витрине, - сказал он. - Взгляните, она совершенно пуста.
   Иохим подошел, посмотрел. И в самом деле - прелестный швейцарский сыр исчез бесследно. Зато на стене можно было заметить небольшой знак в виде Х. 
   - Ничего больше не украдено? - спросил Иохим.
   - Как же! Исчезло пять кругов колбасы, - произнес Бонифаций, указав на потолок.
   Иохим и Гвидон взглянули вверх. Под потолком висело множество товаров, мотки проволоки, два жирных окорока, несколько пар сапог, но колбасы они не обнаружили. Видно было, однако, пять пустых крюков. И рядом с каждым - маленький знак ИКС.
   Иохим почувствовал, как холодный пот выступил у него на спине. Гвидон перечеркнул заголовок "КОНФИТЮРНО-СЫРНАЯ ТАЙНА" и написал: "КОНФИТЮРНО-СЫРНО-КОЛБАСНАЯ ТАЙНА". Кончик карандаша бегал по бумаге с такой скоростью, что даже раскалился.
   - А все ли двери были заперты? - спросил Иохим.
   - Все, и весьма надежно.
   - Чрезвычайно странно, - заметил Гвидон, дуя на кончик карандаша, чтобы его остудить.

 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

 

   Спустя несколько минут Иохим и Гвидон сидели под самой большой яблоней. Иохим закурил трубку, выпустил дым и закашлялся:
   - Мы имеем дело с пронырливым и ловким преступником, запиши это! Две ночи подряд он проникает в один и тот же дом. Весьма вероятно, что он явится сюда и на третью ночь и до нитки обчистит лавку.
   - Это было бы ужасно, - заметил Гвидон, на минутку прерывая свои записи.
   - Единственный способ положить конец его планам - это организовать бдительную охрану дома, - продолжал Иохим. - Ты и я будем всю ночь напролет ходить вокруг дома. Конечно, переодетые! Согласно моему методу, в этой местности лучше всего замаскироваться под сиреневый куст.
   - Операция "Сиреневый куст"? - Гвидон начал грызть карандашик. Он часто это делал, когда переставал записывать.
   - Мы попросту переоденемся кустами сирени, - объяснил Иохим. - И хотел бы я увидеть грабителч, который сумеет отличить нам от настоящих кустов сирени, растущих вокруг дома.
   Иохим открыл на одиннадцатой странице "Заочный курс для частных детективов" и еще раз перечитал все, что там было написано о Методе Сиреневого Куста.
   Семейство Барсуков пришлось посвятить в тайну плана.
   Линус и Лина сбегали в сад и принесли целую охапку веток сирени. Затем все это было пришито к двум старым ночным рубашкам, за которыми мадам Барсучиха сходила на чердак.
   Через час Иохим и Гвидон могди уже примерить костюмы. Они сами себя не узнали, став перед зеркалом. Сходство с настоящими кустами было просто ошеломляющим.
   Вечером, в три минуты девятого, можно было увидеть два сиреневых куста, выходящих из дома Бонифация-Барсука. Один куст был большой, другой - маленький.
   - И в самом деле будет интересно увидеть, как этот пронырливый грабитель забирается в дом, - сказал большой куст.
   - С искренним удовольствием я надену ему наручники., - ответил маленький.
   Вечер был тихий. Время от времени кто-то проходил по улице, но никто не заметил, что перед лавкой Бонифация-Барсука выросли два куста сирени. Они то замирали, то двигались вокруг лавки. Причем большой куст курил трубку с витым чубуком, ибо Иохим считал, что таким способом он отгоняет комаров.
   Результат был обратный - комары налетали целыми тучами и садились на трубку, чтобы погреть ноги. Маленький куст все время грыз сдобные сухарики: мадам Барсучиха снабдила обоих детективов узелками с провизией.
   Одна за другой гасли лампы в окнах. Простояв какое-то время неподвижно, Иохим вдруг почувствовал, что хочет спать. Должно быть, на него подействовал сладковатый запах цветов, которыми он был замаскирован. "Подремать бы минутку!" - подумал Иохим, подавил зевоту и перешел на другую сторону дома.
   - Все в порядке? - обратился он к кустику сирени.
   В ответ ни звука. Иохим повторил вопрос, но куст продолжал молчать. Видимо, Гвидон заснул, подумал Иохим и начал трясти сиреневый куст.
   Он тряс довольно долго и когда, наконец, вырвал его почти с корнем, понял, что это была настоящая сирень.
   Иохим потратил много времени, прежде чем обнаружил Гвидона. Маленький куст расположился прямо на клубничных грядках и перемещался по ним весьма медленно.
   - Поразительно тихий вечерок, - заявил Гвидон. - Вот такая чудная погода не благоприятствует преступнику. Я удивился бы, если б он сюда пришел. Это маловероятно.
   - Тем не менее мы ни на миг не можем ослабить бдительность, - шепотом предостерег Иохим.
   Вскоре два бдительных куста снова пошли в обход вокруг лавки Бонифация-Барсука. Первые утренние птицы начинали проверять свои горлышки. Там и тут открывались окна, и жители Елсо, позевывая, выглядывали на улицы. И вот открылось окошко в мансарде, и из него выглянул Ромуальд-Россомаха, заспанный, с вклокоченными волосами.
   Солнце уже поднялось высоко над лесом. Иохим решил прекратить слежку за домом. Вряд ли какой-нибудь грабитель отважился бы действовать в эту пору.
   Иохим уселся на ступеньках крыльца. Гвидон стоял около угла дома и зевал. По лестнице пробежал Ромуальд-Россомаха с портфелем под мышкой.
   - Ну, господин Лис, как прошла ночь? - спросил он с учтивостью. - Дал ли ваш розыск какой-нибудь результат?
   - Ночь прошла спокойно, - ответил Иохим, сдерживаясь, чтобы не зевнуть.

 

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

 

   Иохим с Гвидоном думали только об одном - как бы наконец лечь спать.
   А из дома выскочил полуодетый Бонифаций-Барсук. Одна нога его красовалась в голубом носке, другая - в черном ботинке.
   - Опять произошло! - еле выговорил он.
   - Произошло?.. Что? - спросили два сонных куста сирени.
   - Я стану нищим! - сказал Барсук и скрылся в лавке.
   Детективы вылезли из своих сиреневых костюмов и двинулись следом. Бонифаций стоял, указывая на потолок.
   Иохим поднял кверху глаза, и вся сонливость с него мигом слетела. Он сразу же заметил, что пустых крюков стало гораздо больше и возле каждого чернеет маленький знак ИКС. Знаки эти, как и раньше, напоминали ядовитых злобных паучков.
   - Все окорока были такие жирные, - сказал Бонифаций.
   Иохим онемел от изумления. Как же можно было вынести такие окорока из дома?
   - Вы должны были стеречь дом, - произнес Бонифаций укоризненным тоном.
   - Возможно только одно объяснение, - сказал Иохим.
   - Только одно, - подтвердил Гвидон, кивая головой.
   - А именно: злодей был переодет в такой же костюм, как и мы. Другого варианта я не вижу.
   - А может, он подобрал к замку ключ? - размышлял вслух Бонифаций. - Я же вконец обнищаю!
   Но Иохим ободряюще потрепал его по плечу и сказал, что беспокоиться не о чем. Рано или поздно вор будет посажен за решетку.
   Теперь следовало обстоятельно изучить место преступления. Иохим стал протирать огромную лупу, а Гвидон приготовился записывать. Он зачеркнул заголовок "КОНФИТЮРНО-СЫРНО-КОЛБАСНАЯ ТАЙНА" и написал: "КОНФИТЮРНО-СЫРНО-КОЛБАСНО-ВЕТЧИННАЯ ТАЙНА". Карандаш его вихрем носился по бумаге.
   Тщательнейший осмотр всей лавки не принес никаких результатов. На крыльце и в саду следов также не удалось обнаружить.
   Потом появилась мадам Барсучиха и пригласила Иохима и Гвидона на завтрак. Когда все уселись, она подала ватрушки и молоко. Дети выглядели совершенно измученными. Линус даже и не пытался поддразнивать сестренку.
   - А где же Кэти? - поинтересовалась Бибианна-Барсучиха. - Она разве не была в вашей комнате?
   - Нет, - сонно ответили Лина и Линус.
   - И куда это кошка могла подеваться? - размышляла мадам Барсучиха. - Ее, наверное, где-нибудь случайно заперли!
   После завтрака все занялись поисками Кэти. Облазили закоулки, поотпирали шкафы и сундуки. Наконец, обыскали все внизу в подвале, но кошки нигде не было.
   - А мы слышали... - пискнула Лина, чуть не плача.
   - Что же вы слышали, милые? - ласково спросил Иохим.
   - Мы не могли уснуть, - отвечал Линус. - Хотели тоже немного покараулить и вышли на балкон. Мы спрятались за цветочными горшками и стали следить за садом. Но там был только дядя Иохим. Он был очень похож на куст сирени.
   Бонифаций-Барсук строго помотрел на своих детей, но не прервал Линуса.
   - Разбойника мы не увидели. Но устали и захотели вернуться. А когда закрывали балконную дверь, услышали, как где-то мяукала Кэти. Три раза промяукала и умолкла.
   - В котором часу это могло быть? - спросил Иохим.
   - Без двадцати одиннадцать, - сообщил Линус, - я на часы посмотрел, когда ложился.
   - Так, - произнес Иохим, - кажется, я начинаю понимать, куда девалась кошка.
   - Дело ясное, - добавил Гвидон.
   Все напряженно ждали. Иохим скрестил руки на груди.
   - Без двадцати одиннадцать, - начал он, - злодей находился в лавке. Он выбрал самые жирные окорока и засунул их в свой воровской мешок. Но он еще не успел всего запихнуть, когда вошла кошка и начала мяукать. Это его сбило с толку. Он схватил вашу Кэти за шкирку и тоже сунул в мешок. Прошу нас извинить, но, к сожалению, мы должны пойти домой и поспать хотя бы пару часов. Затем со свежими силами мы займемся расследованием происшествий.

 

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

 

   Вернувшись домой, оба детектива тут же уснули. Из спальни Иохима-Лиса доносилось мерное похрапывание, а из шкафчика над письменным столом - отрывистое легкое сопение.
   Но вот Иохим появился в дверях спальни и, потянувшись, стал сразу же излагать свои планы. 
   Во-первых, необходимо проверить все подозрительные места, во-вторых, отправиться в лес и прочесать его вдоль и поперек.
   - Ты обойдешь все загородные притоны, - сказал Иохим, - наверняка там столкнешься с какой-нибудь пренеприятной личностью. Если встретится тебе - есть одна такая - Жанетта Кис-Кис, будь осторожен: чрезвычайно хитрая мошенница.
   Гвидон быстро все записывал. 
   - Сам я думаю навестить Дом с Привидениями, - продолжал Иохим. - Когда-то там собирались разбойники. После осмотра этих мест мы отправимся в глубь леса. Ты зайдешь с севера, я - с юга.  Полагаю, не надо объяснять, что мы будем переодеты. В лесу можно воспользоваться маскировкой "метод муравейника", но мне бы хотелось попробовать другую маскировку. Сейчас грибной сезон, и разве не было бы разумнее нарядиться грибником?
   Они выпили несколько чашек чая и приготовились к выходу. Иохим натянул на себя поношенную куртку и линялые джинсы, на голову нацепил кепку с поломанным козырьком.
   Гвидону он одолжил пиджачок, который сам носил еще будучи лисенком. Пиджачок оказался как раз в пору.
   - Встречается около шести вечера, - сказал Иохим. - Я дам дальнейшие распоряжения.
   Дом с Привидениями показался детективу совершенно заброшенным. Дверь висела косо, болталась на одной петле, оконные стекла - выбиты. Ветер шевелил какое-то подобие занавесок. Иохим открыл дверь и, не дрогнув, вошел в дом. В руке он держал лассо и готов был в любой момент его набросить. Все же не исключено было, что он мог наткнуться на какого-нибудь преступника.
   Но дом, видимо, был пуст. Иохим неподвижно застыл на пороге, как вдруг ему почудилось, что он слышит чей-то голос. Он доносился из соседней комнаты. Иохим на цыпочках подкрался ко второй двери и заглянул в щелку. Посреди комнаты стояло поломанное кресло, а возле стены - шкаф, дверцы которого были приоткрыты. И тут из шкафа показалась вдруг крысиная морда.
   - Привет, - сказал Иохим, весь подобравшись, ибо кто может знать, что случится через минуту.
   - Добрый день, добрый день, - ответила, вылезая, крыса.
   На вид она была очень старая: у нее остался всего лишь один зуб, а шерсть на боках облезла. "Со всей определенностью я могу утверждать, что эта дряхлая крыса настроена миролюбиво", - подумал Иохим и сказал:
   - Мне почудилось, что здесь кто-то разговаривал.
   - Хи-хи, - рассмеялась крыса, - это же я. Поговорить не с кем. Ну вот я и разговариваю сама с собой. Иногда я даже крупно  ссорюсь сама с собой, к твоему сведению. Хи-хи-хи!
   Иохим стал спрашивать у крысы: не принимала ли она недавно каких-нибудь гостей? Не крутился ли возле дома кто-либо подозрительный?
   Крыса сказала, что два раза она видела на рассвете каких-то подозрительных типов, их было четверо, шли они по опушке леса. На них были черные плащи и даже маски!
   Поблагодарив крысу за ценные сведения, детектив вышел. В лесу было душно. Иохим охотно бы снял с себя куртку, но под ней была клетчатая жилетка, а грибник в клетчатой жилетке выглядит нелепо!
   Тропинка вела дальше в лес и становилась все уже. В одном месте ее пересекал ручеек. Иохим осторожно перешел через него по шаткой узенькой досочке. На той стороне он увидел развороченный муравейник, а чуть поодаль на дорожке сидело ТРИСТА ТРИДЦАТЬ ДВЕ ТЫСЯЧИ ЧЕТЫРЕСТА ДЕВЯНОСТО ШЕСТЬ  МУРАВЬЕВ и все плакали навзрыд. Это из их слез образовался ручеек.
   - Ты только посмотри, что они сделали с нашим муравейником! - воскликнули 332496 муравьев в один голос.
   Иохим произнес несколько утешительных слов и вдруг замер. Прямо возле муравейника были сложены крестом две веточки. Ну конечно, это же знак ИКС. Он напоминал огромного паука-крестовика!
   - Скажите, пожалуйста, - вежливо спросил Иохим, - а давно ли здесь поставили этот знак?
   - Это... - муравьи вытерли слезы и задумались, - мы этого никогда раньше не видели.
   Теперь Иохим был убежден, что он на верном пути: таинственный злодей, или, вернее, злодеи, прошли здесь ночью.
   Иохим   уже значительно углубился в лес, который становился все гуще и мрачнее, и через час очутился перед высокой сосной, показавшейся ему чем-то знакомой. Обломанный сук, а под ним - дупло. Детектив понял, что уже видел эту сосну. Наверное, он сделал круг. А между тем был уже четвертый час дня. Пора возвращаться, ведь ему надо быть дома к шести.
   На обратном пути он решил заглянуть в лачугу Клыка-Потрошителя. Кто знает, может, именно там он обнаружит...
   Жилье старого волка было хорошо скрыто за густыми елями. Детектив приник ухом к стенке и стал слушать. Он услышал какой-то ритмично повторяющийся стук и сообразил, что Клык-Потрошитель качается в кресле-качалке. Иохим постучал.
   - Входите, милости просим! - хрипло отозвался хозяин.
   Детектив переступил порог и увидел Клыка-Потрошителя, который и в самом деле сидел в качалке. Кстати, он вовсе не выглядел грозным Потрошителем. На голове у него был вязаный ночной колпак, а на ногах мягкие шлепанцы с вышивкой. Волк вязал чулок спицами!
   - Что за гость! - проворчал волк, не переставая работать. - А вы, часом, не сынишка старого сапожника?
   - Ну да, конечно, я его сын!
   - Я тоже в последнее время сделался ремесленником, -   сказал Клык-Потрошитель, медленно поднимая чулок.
   Этот чулок был удивительно длинным. Иохим даже глазами поморгал: не мерещится ли ему такая длина?
   - Я начал вязать теплые чулки для всех лосят из нашего леса, - продолжал Клык-Потрошитель. - Зимой у них мерзнут ноги.
   Иохим был глубоко тронут заботливостью бывшего разбойника. Теперь он знал, что Клык-Потрошитель - вполне порядочный волк и не имеет ничего общего с кражами и грабежами.

 

1 - 2 - 3 - 4 - 5 -

 

назад

следующая страница

 

------------
    
________________
*
[Культура и искусство]
Дневник Натали
[Интернет]
htmlbook.ru
[Интернет]
UcozOn.ru
[Культура и искусство]
pamsik
*
_____________ ____________
%