Иохим-Лис, детектив с дипломом
Сказочная повесть


Ингемар Фьёль

Пересказал  Олег Тихомиров

Переводчик Александр Големба


Рисунки И. Панкова

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 

   Иохим-Лис сидел за письменным столом, повторяя последнюю лекция Заочных Курсов Частных Детективов. Его особенно занимала глава о слежке.
   И тут раздался стук в дверь. Иохим мгновенно состроил мину, которая, по его мнению, более всего подходила дипломированному детективу. Он слегка опустил уголки губ и немного сдвинул брови. Быстро нацепил на нос очки, расстегнул верхнюю пуговицу клетчатого пиджака.
   - Входите, прошу вас! - пригласил он.
   Порог переступил кузен Амвросий:
   - Ну, как дела? Как сажа бела?!
   - М-да, в общем, как-то так, - ответил Иохим. Не этого посетителя он ждал.
   - Я хотел спросить, не сможешь ли ты мне помочь? - сказал Амвросий, располагаясь в кресле, предназначенном для будущих клиентов.
   - С удовольствием, - ответил Иохим, краснея. Он решил, что речь пойдет о детективной истории. - Что же произошло?
   - Ничего особенного, но я думал, может, ты мне одолжишь немножко деньжат до завтра.
   Улыбка на устах Иохима застыла.
   - Разве я уже не одалживал тебе денег, которые ты мне так и не вернул?
   - Видно, с памятью плохо стало, - вздохнул кузен Амвросий, даже и вспомнить не могу, когда это было. Может, как детектив, ты что-нибудь порекомендуешь мне для укрепления памяти?
   - Вон! - Иохим уже не мог вытерпеть такой наглости.
   - Странный детектив! Вышвыривает клиентов, - процедил сквозь зубы Амвросий и выскользнул из комнаты.
   Иохим еще долго бурчал себе под нос:
   - Неужели кузен будет вечно ко мне приставать? Разве ое не может подыскать какую-нибудь приличную работу?
   Иохим стал упражняться в метании лассо. Он поставил на конторку табурет и бросал лассо из кухни. Вскоре он уже так навострился, что петля почти каждый раз охватывала цель.
   И тут кто-то снова постучался. Нет, это же немыслимо, чтобы кузен Амвросий вернулся опять!
   - Войдите, пожалуйста! - произнес Иохим.
   В дверях появился лавочник Бонифаций собственной персоной. Иохим любезно придвинул ему кресло. Не часто в дом приходят такие почтенные гости. Бонифаций тут же приступил к делу.
   - Малиновое варенье - чудная вещь, - сказал он. - Дети его тоже любят. Да и сам я всегда любил. Намного больше, чем клюкву. Не говоря уже о рябиновом повидле.
   - Несомн, - ответил Иохим, пытаясь понять, отчего это лавочник Барсук выбрал такую удивительную тему для разговора, - малиновое варенье по праву на первом месте. Ну, конечно, ежели нет под рукой варенья из крыжовника.
   - Ой! - воскликнул Бонифаций. Было видно, как он даже содрогнулся при одной мысли об этом янтарном варенье, потом добавил: Да вы только представьте, сударь мой, прямо со сковородки снятые оладушки, намазанные ароматнейшим вареньем.
   Произнося слово "оладушки", Бонифаций вспомнил вдруг, зачем он явился, и начал наконец рассказывать о таинственно исчезновении банок с малиновым вареньем и о еще более таинственном знаке ИКС.
   Иохим опустил уголки губ и сдвинул брови. Он взял обертку из-под сдобных сухариков и стал на ней делать короткие записи. В голосе его зазвенели металлические нотки.
   - Варенье... - говорил он, одновременно записывая это слово - Десять банок... Из погреба...  Так, так. - Отбросив перо, он проницательно взглянул на гостя. - Посмотрим, что можно сделать. Я только соберу свой саквояж и через несколько минут буду у вас.
   Бонифаций поблагодарил и вышел. Иохим наспех пролистал несколько лекций своего курса, чтобы убедиться - нет ли там чего о краже малинового варенья? Ничего не нашел. Были только указания, каким образом лучше всего изловить вора, похитившего брусничный джем. Но ведь это большая разница - брусничный джем и малиновый конфитюр!
   Иохим туго набил вой саквояж. Всунул туда лассо, пару позвякивающих наручников и несколько пустых кулечков от сухариков, чтобы делать на них заметки. Громадное увеличительное стекло повесил на шею.

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

 

   - Разве не ужасно? - сказала мадам Барсучиха, когда Иохим поздоровался со всеми членами семьи. - Я имею в виду эти банки.
   - Похищения конфитюра, - ответил Иохим, - принадлежат к пренеприятнейшим среди прочих случаев похищений. - И он порылся в саквояже так, что забренчали наручники. - Что ж, приступим к следствию.
   - Это было вот здесь, - сказала мадам Барсучиха и направилась к лестнице.
   За ней шли Лина и Линус, а замыкал шествие Бонифаций.
   Иохиму показалось странным, что вор оставил две банки: с медом и с клюквой. Он сделал сответствующие заметки на обертке из-под сухариков, спросил, были ли заперты входная дверь и окна, записал ответ и произнес:
   - Хорошо, это все, что мне пока необходимо знать. А теперь я хочу остаться здесь один.
   Мадам Бибианна-Барсучиха подтолкнула детей вперед, и все семейство вышло из пореба. Лина и Линус охотно остались бы и поглазели, как детектив ведет свое расследование.
   - Престранный случай, - сказал Иохим сам себе. И на кулечке для заметок написал большими-пребольшими буквами: "ТАЙНА МАЛИНОВОГО КОНФИТЮРА". 
   Затем Лис протер свое увеличительное стекло и осмотрел погреб.  Он состоял из двухпомещений. Из одного лестница вела прямо в квартиру... Двери другого выходили в сад. Эти двери были заперты на ключ, как уверял лавочник.
   Прежде всего Иохим обследовал полки. Однако не обнаружив ничего подозрительного,   он перешел к обследованию стен. Его поразил знак в виде ИКСа. Этот знак был похож на крохотного паучка. Когда же он посмотрел на знак сквозь увеличительное стекло, тот стал похож на большого коварного паука.
   Потом пришла очередь обследовать пол. Иохим обнружил кое-какие следы, но ни один из них не вызвал подозрения. Через сильную лупу легко можно отличить след преступника от следа порядочного человека.


   Иохим понимал, что имеет дело с необыкновенно хитрым грабителем, который стер за собой все следы. И к тому же он был, конечно, в перчатках, чтобы не оставить отпечатки пальцев. Но как же вор проник сюда?
   Детектив приступил к обследованию земли перед погребом. Потом несколько раз обошел дом. Кругом было множество следов, среди которых найти след вора не представлялось никакой возможности. Вот если бы семейство Барсуков не выходило с утра из дому, тогда такой опытный детектив как Иохим-Лис смог бы прочитать по оставленным следам все, как по книге. Теперь же картина была весьма туманной. Помимо всего этой ночью был действительно густой туман, по крайней мере возле лавки Бонифация, а это, как вы сами догадываетесь, чрезвычайно затрудняет дело.
   Иохим как раз намеревался войти в сад, когда мадам Барсучиха позвала его из окна. Они спросили, не хочет ли он после утомительного следствия выпить чашечку кофе.
   Мадам Барсучиха накрыла в гостиной. За столом собралась вся семья. Был также столичный гость, господин Россомаха, одетый в превосходно отутюженный костюм и рубашку с ослепительно белым воротничком. В безупречно завязанном галстуке столичного гостя сверкала золотая булавка.
   - Разрешите представить вас друг другу, - сказал Бонифаций, - господин Иохим-Лис, господин Ромуальд-Россомаха!
   Иохим и Ромуальд подали друг другу руки, и Россомаха показал в улыбке неимоверное количество белых зубов.
   Иохим подумал, что Россомаха, когда улыбается, выглядит подобострастно. Пренеприятно подобострастно, раболепно даже! Он все ломал себе голову, что это такой вот подобострастный Россомаха делает в доме Барсуков. Выглядит он, впрочем, весьма элегантно. Столичный типчик, сразу видно!
   - Садитесь, пожалуйста, - сказала мадам Бибианна.
   Иохим положил два кусочка сахару в чашку и заметил, что Ромуальд-Россомаха взял по крайней мере восемь.
   Несколько минут длилось молчание. Раздавался только звук легкого прихлебывания, какой всегда слышен, когда втягиваешь первый глоток из тонкой чашечки. Линус и Лина вместо кофе пили жидкий шоколад со взбитыми сливками.
   Целая гора вафель громоздилась на тарелке.
   Рядом стояла тарелка с пирожными, по одному на каждого из присутствующих. Иохиму приглянулось пирожное с клубникой посредине. Было только одно такое пирожное, и выглядело оно необыкновенно привлекательно!
    - Я только что услышал, что вы, господин Лис, являетесь детективом, - сказал Ромуальд-Россомаха с елейной улыбочкой. - Представляю, до чего интересная профессия!
   Иохим заметил, что Россомаха чуточку шепелявит и выговаривает букву "эс" с присвистом.
   - Ну что жа, сказал Иохим, с хрустом уминая седьмую вафлю, - работа, бесспорно, увлекательная. Хотя в основном все дело привычки.  
   - Жуткая история с этим похищением конфитюра, - сказал Ромуальд-Россомаха. - Впрочем, я слышал, что вы, господин Лис, чрезвычайно талантливый детектив, и вообще...
   - Я думаю, вы несколько преувеличиваете, - скромно сказал Иохим. Лесть была ему приятна. И он теперь не считал, что у Ромуальда-Россомахи такая уж елейная усмешка. Быть может, он, по сути дела, просто пресимпатичный господин.
   - А вы уже напали на след? - полюбопытствовал Ромуальд.
   - Мне трудно определенно высказаться по этому поводу, прежде чем, я обработаю мои наблюдения.
   Все прочие сидели тихо, прислушиваясь к разговору. Бонифаций казался несколько удрученным. Мадам Бибианна, судя по всему, тоже с тревогой думала о десяти банках исчезнувшего конфитюра. Быть может, она так никогда и не получит их назад.
   Тарелка с вафлями опустела, и теперь уже настала пора пробовать пирожные. Иохим протянул руку, чтобы взять приглянувшееся, с клубникой.
   Но рука Ромуальда-Россомахи с быстротой молнии схватила именно это пирожное. Иохим с ужасом  и негодованием глядел, как Россомаха лопает пирожное, которое, собственно говоря, принадлежало ему, Иохиму, и Ромуальд-Россомаха показался детективу еще более подобострастным и отвратительным, чем прежде.
   Мадам Барсучиха спросила, не желают ли они еще по чашечке, но Иохим поблагодарил и сказал, что должен идти домой, чтобы приняться за работу.
   Бонифаций проводил его до крыльца. Детектив воспользовался случаем, чтобы спросить, кто он такой, этот Ромуальд.
   - Весьма известная личность, - ответил лавочник, - он служит обер-контролером в Королевском Управлении по Учету Сосновых Иголок. Прибыл к нам в командировку и проведет тут недели две-три. Снял у меня комнату в мансарде.
   - Ага, - сказал Иохим, - понятно.
   Королевское Управление по Учету Сосновых Иголок было одним из важнейших учреждений в далекой столице. Чиновники из КУПУСИ всегда славились ослепительно белыми крахмальными воротничками и безупречно завязанными галстуками. Иохим, впервые увидя Ромуальда-Россомаху, должен был мгновенно догадаться, что перед ним один из служащих КУПУСИ.
   Бонифаций сообщил, что Россомахе поручено пересчитать все иголки на деревьях в Елсо и окрестных лесах. Кроме того, он обязан следить за тем, чтобы никто не собирал иглы для домашних надобностей без официального разрешения.
   - Этот господин весьма изыскан и образован.
   - Гм, - пробормотал Иохим, и невольно, ему вспомнилось то самое пирожное с клубникой посредине.

 

ГЛАВА ШЕСТАЯ 

 

   Иохим-Лис поудобнее расположился в кресле и зевнул. Он как раз только что вернулся от Барсуков. Этот странный и запутанный случай крайне утомил его. Недурно было бы чуток вздемнуть. Нет, нет, сначала нужно привести в порядок бумаги, которыми был завален  письменный стол. 
   В конце концов он отыскал свои записи, озаглавленные "ТАЙНА МАЛИНОВОГО КОНФИТЮРА". Но что он написал под заглавием? "Мёт"?  Какой такой "мёт", удивился Иохим. Потом ему вспомнилась баночка мёда в подвале. Не так легко прочесть все эти каракули. Заметки он делал стоя, бумагу держал на весу, не на что было ее положить. 
   Вдруг Иохиму пришла в голову отличная мысль. Он понял, чего недоставало ему в конторе. И он сразу же сел писать новое объявление. Текст был таким:
"ТРЕБУЕТСЯ ЛИЧНЫЙ СЕКРЕТАРЬ
аккуратный и с хорошим почерком.
ИОХИМ-ЛИС, дипломированный детектив". 

   Повесив объявление, Иохим снова раззвалился в кресле и закрыл глаза. Где же следует искать того, кто украл десять банок малинового варенья? Иохим склонен был подозревать, что вернулся старый волк Клык-Потрошитель, который славился тем, что умел совершать кражи, не оставляя ни малейших следов.
   Только возможно ли, чтобы дряхлый волк вновь занялся преступной деятельностью? После стольких леь добропорядочного существования? Нет, это маловероятно.
   Оставалась Жанетта Кис-Кис и ее банда. Вот уже много лет дикие кошки не показывались в городе Елсо. А если и появлялись, то жили в сараях за городской чертой. Жанетта и ее сородичи совершали мелкие кражи, но следовало, однако, учесть, что они начинают приниматься и за более крупные дела.
   Иохиму вспомнился вдруг его собственный кузен Амвросий. Кто может знать, сколь глубоко его нравственное падение? Хотя, впрочем, нет...
   Некоторое время Иохим самоотверженно боролся с дремотой, но когда поудобнее устроился в кресле, все же уснул.
   Проснулся Иохим только утром. Он как раз приступил к завтраку, когда послышался стук в дверь. Легонький и очень-очень быстрый. Иохим, не успев проглотить кашу, проговорил:
   - Прошу!
   Дверь отворилась, и вошел небольшого роста господин в коричневом летнем пальто и черной шляпе, сдвинутой на затылок. В руке у него была тросточка с серебряным набалдашником. Иохим узнал в посетителе Горностая.
   Этот господинчик насвистывал веселый мотив, но до того фальшиво, что Иохим чуть не подавился кашей.
   Горностай быстро подошел к столу, снял шляпу и сказал:
   - Вот я именно и есть ваш личный секретарь, - и несколько раз взмахнул тросточкой. - А зовут меня Грегуар Гвидон Горностай.
   - Угу, - сказал Иохим, откладывая ложку. - Итак, вы желаете занять место моего личного секретаря?
   - Собственно говоря, я уже занял это место. Более толкового серетаря вам не найти, даже если бы вы обыскали целых семь уездов. Проворный, любящий порядок, из себя видный и до чрезвычайности вострозубый!
   Иохим схватил себя за нос, это всегда помогало ему принять решение. Ежели Горностай и впрямь обладает всеми выше перечисленными достоинствами, почему бы не взять его на службу? Да и вообще, может быть, больше никто не явится. А дело совершенно безотлагательное.
   Он провел Горностая в свою контору. Иохим сел за стол, Горностай примостился в кресле для клиентов.
   - Может, сразу перейдем на "ты", - предложил Иохим-Лис. - Так будет лучше для делового контакта. Меня зовут Иохим.
   - Мерси! - сказал   Горностай, поспешно вставая. - Зови меня просто - Гвидон. Я унаследовал это имя от двоюродного дедушки. Необыкновенно красивое имя!
   - У меня был когда-то дядюшка, которого тоже так звали, - заметил Иохим. - Он был учителем на необитаемом острове.
   - Чрезвычайно интересно, - поддакнул Гвидон.
   - Начнем, пожалуй, с того, что ты поможешь мне в следствии по уголовной части, которое я сейчас веду.
   - Сперва мне хотелось бы знать, где я буду жить?
   - У меня, как видишь, тесновато.
   - Пустяки! - категорически отрезал Гвидон. - Хочу жить здесь, в этом шкафу. Больше всего люблю жить в шкафу! - Он вскочил на маленький настенный шкафчик.
   - Но ведь это моя аптечка! - запротестовал Иохим.
   - Не имеет значения. Нужно только выбросить из него всю эту рухлядь!
   Иохим вынужден был освободить аптечку от пузырьков и прочих склянок.
   Гвидон уже обнюхивал старую меховую шапку, которую Иохим надевал, когда мороз был более тридцати градусов.
   - Тут будет моя постель! - заявил Гвидон. - Мне лучше всего спится в старых меховых шапках. 
   Затем Гвидон принялся наводить порядок в письменном столе. Сначала все выглядело так, как будто над письменным столом пронесся ураган. Бумаги летали туда и сюда. Однако когда Гвидон закончил, все лежало в полнейшем порядке. Никогда письменный стол не выглядел так опрятно.
   На следующее утро Иохиму пришло в голову, что он забыл еще об одной возможности проникнуть в погреб. Через печную трубу! Потому что бывают воры, которые любят забираться в квартиру через дымоход. 
   В начале девятого Иохим уже шел к лавке Бонифация.
   Рядом семенил Гвидон, готовый все, что окажется необходимым. Он держал наготове превосходно отточенный карандашик, а вместо пустых кулечков от сухариков завел себе маленький голубой блокнот. 

 

- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 -

назад

следующая страница

 

------------
    
________________
*
[Интернет]
Скрипты для сайта
[Интернет]
UcozOn.ru
[Культура и искусство]
Видео мой мир
[Культура и искусство]
Куклы Олины Вентцель
*
_____________ ____________
%