Иохим-Лис, детектив с дипломом
Сказочная повесть


Ингемар Фьёль

Пересказал  Олег Тихомиров

Переводчик Александр Големба


Рисунки И. Панкова

 

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

 

   Лис добрался до дома лишь в седьмом часу вечера. Гвидон сидел за письменным столом и рассеянно грыз карандаш.
   - Уф, какие труды приходится взваливать нам на свои плечи! - устало проговорил Иохим, валясь в кресло для клиентов.
   - Невероятно мучительный день, - признался Гвидон, продолжая жевать карандашик.
   - Есть важные наблюдения? - спросил Иохим.
   - Почти никаких, - ответил Гвидон, День прошел без событий. Сараюшки, которые были когда-то притонами, почти пусты. Только один старый кот там шляется. Его зовут Жоржик. Ну и Жанетты Кис-Кис нету. По-видимому, она переселилась куда-то на юг. Так предполагает старикан Жоржик.
   - Ах, вот как стало быть, Жоржик вновь в нашем городе! Впрочем, мне думается, мы не должны его подозревать. Он, правда, бродяга, но абсолютно добропорядочный бродяга!
   - В Северном Лесу, - продолжал далее Гвидон, - никаких следов. необычайно бедный следами лес.
   Иохим поделился своими планами на вечер. И этой ночью нужно будет вести наблюдение за домом Бонифация-Барсука. Гвидон снова переодевается кустом сирени, а Иохим будет подкарауливать преступников внутри лавки. Теперь он будет переодет бочкой с селедками.
   - Великолепная мысль! - воскликнул Гвидон.
   Около восьми вечера в лавке Бонифация-Барсука можно было видеть  стоящую в углу бочку сельди. Она имела самый обыкновенный вид, но в ней сидел хитроумный лис!
   Иохим выпилил дырки для рук и ног и две дырочки на уровне глаз, чтобы смотреть. Рядом с бочкой лежало свернутое лассо, которым Иохим мог воспользоваться в любое мгновение.
   "Бочка" в основном неподвижно стояла в своем углу. Но время от времени она прохаживалась по магазину и заглядывала за прилавок или в контору. Минуло уже два часа, но в лавке ничего подозрительного не происходило.
   Семейство Барсуков ложилось спать в половине девятого, а сейчас во всем доме не было слышно ни звука. Но ровно без двадцати одиннадцать в конторе послышались тихие крадущиеся шаги. Иохим увидел, как медленно, еле-еле раскрывается дверь, ведущая в магазин. Лис затаил дыхание.
   Наконец в двери кто-то показался. Несмотря на полумрак, Иохим разглядел, что этот тип, появившийся в лавке, был одет в плащ и что лицо его полностью скрывала черная маска.
   Детектив дрожал от нетерпения, но все так же сидел в своей бочке, чтобы раньше времени не спугнуть вора. Иохим видел, как грабитель подобрался к кассе, как открыл ключом ящичек и выгреб оттуда все деньги. Затем злодей запер ящичек и начал складывать в мешок продукты. Он сунул туда сыр и пачку овсяных хлопьев. Снял с крюка под потолком круг колбасы...
   У Иохима теперь было достаточно улик, изобличающих грабителя. С быстротой молнии он сунул руку в дырку, схватил лассо и метнул его через всю комнату. Петля пролетела лишь в нескольких миллиметров от злодея. Вор, подхватив мешок, кинулся к окну. Раздался удар, со звоном посыпались стекла.
   Мгновение спустя в окно выскочил Иохим. Он видел, как преступник убегал через сад по направлению к Малой улице.
   Детектив крикнул Гвидону, и тот присоединился к погоне. Впереди бежал одетый в черное грабитель, за ним - "селедочная бочка", а чуть позади - "куст сирени".
   Преступник бежал тяжело, и Иохим был уверен, что скоро догонит его. Но вдруг вор юркнул в сторону и скрылся в Узком переулке. А переулок этот был настолько узок, что некоторые жители Елсо (те, у которых было брюшко) предпочитали обходить его стороной, чтобы не застрять между стенками.
   Разбойник кое-как пролез, а вот "бочка из-под сельди" засела основательно. Иохим догадался выскочить из нее, и бежать ему стало гораздо легче.
   Но преступник выиграл много времени и мчался уже по Большой улице. Когда же Иохим вот-вот должен был его настичь, вор нырнул в Крученый переулок. Это был такой извилистый переулок, что он сам с собой несколько раз перекрещивался.
   Говорили, что в его изгибах можно было наткнуться на самого себя.
   Погоня продолжалась. У Иохима от бега по этому переулку закружилась голова. Ему показалось, что дома крутятся вокруг него, как на карусели. Гвидону стало плохо, он опустился на край тротуара.
   Разбойник тоже, видимо, ошалел от бесконечных поворотов и в конце концов опять  выскочил на Большую улицу. Следом за ним свернул и детектив. Иохим увидел, что преступник бежал сначала прямо, а потом махнул в Тихий переулок. Там всегда была такая тишина, что даже еле слышный шепот звучал, как громкий крик. Теперь между стенами домов гремело эхо: вор и детектив припустили по переулку во все лопатки.
   Иохим напряг все силы, и расстояние между ним и преследуемым стало понемногу сокращаться. Они пробегали как раз мимо кинотеатра, когда злодей вдруг бросился к вращающейся двери и скрылся в темном зале.

 

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

 

   Иохим-Лис кинулся за преступником во тьму кинозала, который был набит зрителями до отказа.
   Большинство смотрело фильм с интересом, но кое-кто и дремал. С правой стороны последнего ряда доносилось легкое похрапывание. Вне всякого сомнения это был Тим-Енот.
   Иохима заботило только одно: как бы не упустить из вида преступника. То есть он заботился об этом до тех пор,  пока не разобрался, что происходит на экране. А на экране происходило много всего интересного. Детектив плюхнулся в свободное кресло и уже не спускал с экрана глаз.
   Но наконец-то фильм окончился. Зажгли свет, зрители стали продвигаться к выходу.
   За те несколько минут, что продолжался фильм, Иохим совершенно забыл о погоне.  Теперь он быстро огляделся и понял, что грабителя среди выходящих из зала нет. Наверно, он только пробежал через зал и улизнул через запасной выход.
   Перед кинотеатром преступника не было тоже. Ну, конечно, ведь не стал бы он ждать, пока его схватят. Бормоча проклятия в собственный адрес, Иохим пошел по Малой улице к лавке Бонифация-Барсука. "Если бы у этого грабителя была хоть капля здравого смысла, он непременно остался в зале, чтобы посмотреть такой увлекательный фильм!" - размышлял Иохим.
   Семейство Барсуков шныряло по дому в ночных рубашках. Все проснулись, когда грабитель выскочил в окно. На верху лестницы стояли, держась за руки, Линус и Лина, немножечко испуганные, но полные любопытства.
   - Я совершенно разорен! - причитал Бонифаций. - Теперь уже и вся выручка из кассы. Хуже всего, что исчезли ключи от несгораемого шкафа. Они были  в кассе. Вам следует знать, господин Лис, что в этом несгораемом шкафу хранятся сокровища. Брошки с прелестными голубыми камушками, булавки к галстукам из почти настоящего золота.
   -  Идите спать, - решительно проговорил детектив. - У меня есть предчувствие, что тайна скоро разрешится.
   Он проследил, чтобы все легли в постель, и  прикрыв одеялом барсучат, вернулся к себе домой.
   По давней привычке он заглянул в висящий на сосне перед домом ящик для писем и газет. Обычно он бывал пустым, но сегодня!.. Иохим извлек из него маленький розовенький конвертик. Всякий был бы приятно удивлен, неожиданно получив розовое письмецо. Уголки губ Иохима растянулись до самых ушей!
   Он вошел в дом и вскрыл письмо. Когда же он кончил читать, то схватился за голову и завопил:
   - Ай-яй-яй, конца не будет этим несчастьям!
   Затем он сел в кресло для гостей и вскоре заснул.

 

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

 

   Утром он еще раз перечитал розовое письмецо:
   "Милый Иохим! Постарайся быть дома, потому что утром я приеду. Сердечные поздравления от тетки Амалии".
   Детектив вздохнул, отложил письмо.
   Тетка Амалия порой бывала одной из милейших на свете теток. Но в следующее же мгновение она могла оказаться чрезвычайно сердитой или даже разгневанной. Дважды в год она навещала Иохима и оставалась у него на неделю.
   В каждый свой приезд она приносила ему в подарок горшочек с кактусом. Она убедила себя, что Иохим безумно любит комнатные растения в горшочках. Со временем у него в доме набралось столько кактусов, что они уже не умещались на подоконнике. Несколько горшков Иохим вынужден был поставить в кладовке, несколько - под кровать, а один кактус держал на печке.
   Кроме того, тетка Амалия была одной из самых глухих теток на свете. Правда, не так давно она завела себе слуховой рожок.
   И вдруг в глаза Иохиму бросилась маленькая записка, приколотая к столу кнопкой. На ней было написано:
   "КТО ШПИОНИТ И ВМЕШИВАЕТСЯ НЕ В СВОИ ДЕЛА, ТОТ ПЛОХО КОНЧИТ - СВИСТЯЩИЙ ИКС".
    Детектив почувствовал, что ноги у него подгибаются. Свистящий Икс, самый опасный преступник на всем свете!
   Иохиму вспомнилось, что он читал в газетах об этом разбойнике. Никто и никогда его не видел. Не было ни замка, ни засова, которые бы не открывались, когда являлся Свистящий Икс.  И он не оставлял никаких следов. Всегда только на месте преступления появлялся маленький знак ИКС. Знак, который поразительно был похож на злорадного паучка!
   Но на протяжении последних лет в газетах не сообщалось ни слова о Свистящем Иксе. Все предполагали, что он уехал навсегда или попросту его нет в живых. Поэтому не было ничего удивительного, что в связи с кражами в Елсо никому и в голову не пришло подумать о Свистящем Иксе.
   Стоя с открыткой в руке, Иохим дрожал всем телом. Этот самый ужасный из всех преступников прославился также и своей беспощадностью.
   Кто-то постучался в дверь. Лис сразу догадался, что прибыла тетка Амалия. Она всегда стучалась ручкой зонтика.
   Теперь она стояла на пороге и, улыбаясь, говорила:
   - Ну вот, я снова здесь, милый Иохим!
   В одной руке у нее был слуховой рожок, похожий на большую лейку. В другой - сумка и зонтик.
   Она никогда не решалась выйти из  дому без   зонтика. Если погода была хорошая, зонтик можно было употребить для тысячи других дел, например, для того, чтобы стучать в дверь. На голове у тетки Амалии была шляпа, потрясающе похожая на кактус.
   - А у меня для тебя небольшой сюрприз, - продолжала она, извлекая из сумки пакет. - Ты так любишь комнатные растения...
   Иохим поблагодарил, открыл пакет и поставил на письменный стол очередной кактус. Он хотел было спросить, как тетушка себя чувствует, но не успел и рта раскрыть, потому что тетку Амалию вдруг словно прорвало:
   - Что с тобой, Иохим, ты случайно не болен? Ты такой бледный. Скорей говори: что с тобой творится!
   - Ничего, милая тетя, - сказал Иохим. Но он ощущал, что и впрямь его немножко трясет, а подумав о письме с угрозами, добавил: - Ты права, мне чуть-чуть нездоровится.
   - Только не выкручивайся, Иохим, - предупредила тетка Амалия.  Немедленно - в постель! Старая тетка прекрасно видит, что с тобой делается.
   Протесты детектива ни к чему не привели. Он мигом оказался в постели.
   - Лежи спокойно, а я тебе приготовлю горячее питье - кипяток с медом! - сказала Амалия и стала возиться у плиты.
   Иохим лежал, ерзая и ворочаясь. Тетка Амалия могла ему очень навредить, раз начала самоврачевание. И это теперь, когда у него столько работы! Только бы Гвидон засветло вернулся домой.   Было похоже на то, что секретарь всю ночь провел в поисках.
   И вот именно тогда, когда Иохим подумал об этом, скрипнула дверь, и "кустик сирени" переступил порог.
   - Тсс! - сказал Иохим, приложив палец ко рту.
   - Необыкновенно успешная ночь, - шепнул белый "кустик".
   Иохим очень хотел знать, что сообщит Гвидон дальше. Однако прежде всего он в нескольких словах рассказал секретарю о тетке. Потом детектив вылез из постели и, схватив одежду, выскочил через окно. Гвидон поспешил за ним  по пятам.
   - Быстрей! - шепнул Иохим и побежал в лес.
   Они забрались под густую ель, где Иохим оделся. После этого Гвидон начал рассказывать о своих новостях.
   Накануне вечером, когда гнались за преступником, Гвидон, если вы помните,   присел на тротуаре в Крученом переулке. Через минуту слабость прошла, и Гвидон побежал в сторону кинотеатра. А там его чуть не сбил с ног преступник, который выскочил через запасной выход и направился прямо в Южный лес. Оказавшись среди деревьев, разбойник немного сбавил темп и вскоре выбрался на тропинку.
   Примерно час Гвидон брел по пятам преступника, когда тот вдруг внезапно исчез. Как сквозь землю провалился. Но немного поискав, Гвидон обнаружил отверстие, хорошо укрытое за раскидистой елью. Он залез в отверстие, сделал шагов двадцать по коридору и оказался перед пещерой. И тут он услышал звуки трех голосов, которые доносились из глубины.
   Затем он повернул домой, но на обратном пути почувствовал себя до того измученным,  что лег под дерево и заснул.
   - Я тоже сделал одно открытие, - потер руки Иохим. - Мне удалось узнать, кто такой этот таинственный разбойник.
   - Кто? - встрепенулся Гвидон.
   - Спокойно! Считай до трех.
   - Не могу.
   - Свистящий Икс! - воскликнул Иохим.
   - Свистящий Икс?! Это совершенно невозможно!
   - Но мы не позволим ему запугать нас, - заявил Иохим. - И рассказал о том, как они будут теперь действовать.

 

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

 

   Уже через несколько минут в доме Бонифация-Барсука началась подготовка к хитроумной операции. Мадам Барсучиха разыскала на чердаке кучу старой одежды. Гвидон натянул на себя лохмотья, в которых легко мог сойти за обыкновенного бродягу. На ногах его красовались совершенно развалившиеся сандалеты, а пиджак и штаны были драные и в пятнах. На голову он натянул мятую поношенную кепку. Теперь уже невозможно было узнать в нем аккуратного и чистенького Гвидона-Горностая.
  Хорош был и дипломированный детектив Иохим-Лис. На одну ногу он напялил дырявую калошу, на другую - ящичек из-под сигар. Зеленые брюки и пиджак были испещрены латками всевозможных расцветок. А на голову он нахлобучил шляпу, позаимствованную у огородного пугала.
   - Ну, вот мы и готовы, - сказал Иохим, прихорашиваясь перед зеркалом.
   - Только бы ничего не случилось, - дрожащим голосом проговорила мадам Барсучиха.
   Лина и Линус о чем-то шептались в уголке. Вид у них был весьма таинственный.
   А еще через пятнадцать минут можно было увидеть двух бродяг, удаляющихся из города в сторону Южного леса.
   План Иохима отличался смелостью и простотой: детективы приходят в пещеру к грабителям и нанимаются их помощниками. Это не должно вызвать никаких подозрений. Чего уж тут такого! Бродяги хотят немножко подработать - вот и все.
   примерно в полдень Иохим и Гвидон стояли у входа в пещеру. После минутного колебания Иохим твердо заявил:
   - Все будет хорошо, если только мы убедительно сыграем свои роли.
   Он проверил, по-прежнему ли лассо лежит на своем месте, под пиджаком. У Гвидона тоже было спрятано маленькое лассо.
   Затем два детектива нырнули за густую елку. Сперва они попали в темный коридор, который вывел их к большому гроту, освещенному восковой свечкой. Вокруг огонька сидели на ящиках три разбойника. Они мигом вскочили, услышав шаги в коридоре.
   - Что вам тут надо? - грозно рявкнул один из разбойников.
   Это был... Клык-Потрошитель. Рядом с ним  стояли два чужестранца - полосатые шакалы. Иохим сразу узнал в них заезжих разбойников международного класса. Он где-то читал об их дерзком побеге из тюрьмы и о том, что этих шакалов разыскивает полиция всех стран. На лицах всех троих были черные маски.
   - Да вот ищем какую-нибудь работенку, - сказал Иохим. - Мы временно оказались не у дел.
   - Невероятно, но факт, - добавил Гвидон грубым голосом.
   - Ррр-врр, - заворчал Клык-Потрошитель, угрожающе надвигаясь. Он оглядел двух бродяг крайне подозрительным взором.
   - Не беспокойтесь. Мы разбойничьему делу хорошо обучены, - заверил Иохим.
   Обойдя их два раза кругом, волк вроде бы проникся доверием. К бродяжьему наряду детективов нельзя было придраться, а ведь по одежде встречают!
   - Вообще-то нам нужна еще пара разбойничков, - произнес Клык-Потрошитель, но только не воображайте, что прямо так, с ходу, вас примут в шайку. Сначала Шеф к вам приглядится, а потом вы будете проходить проверку.
   Иохим хотел получше рассмотреть пещеру, но из этого ничего не вышло. Как только он делал шаг, за спиной его оказывался один из бдительных разбойников.
   - Перекинемся в картишки, - предложил Клык-Потрошитель, потряхивая колодой карт. - Играем в "Черного Питера".
   Детективы вынуждены были присоединиться. Волк раздал карты. Но вся колода была настолько черна, что приходилось напрягать зрение, чтобы разглядеть, что же именно ты вытянул: трубочиста, пекаря или самого Черного Питера.
   Язычок пламени освещал маски разбойников, склонившихся над картами. Изредка кто-нибудь произносил крепкое словечко.
   Но вот настала очередь Иохиму тащить карту у шакала, сидящего от него по левую руку. Вытянулись сразу две карты. Иохим и в мыслях ничего такого не имел, просто они слиплись от грязи. Шакал бросил карты и закричал:
   - Ах ты, жулик! Да знаешь ли ты, с кем сел играть?!
   - Я сразу понял, - вмешался второй полосатый шакал, - что этим типчикам доверять нельзя. В клетку их!
   Не успев и глазом моргнуть, Иохим с Гвидоном очутились в запертой клетке в темном углу пещеры. Мало того, разбойники крепко-накрепко связали их  по рукам и ногам!

 

1 - 2 - 3 - 4 - 5 -

назад

следующая страница

 

------------
    
________________
*
[Программы]
Программы бесплатно ru
[Программы]
Ссылки для PowerPoint
[Программы]
Программа Picasa
[Электронная книга]
Электронная библиотека
*
_____________ ____________
%