Трагическая судьба Николая II и царской семьи

Пьер Жильяр

 

Обстоятельства совершения преступления, установленные следствием

   На последующих страницах я изложу обстоятельства убийства царской семьи в том виде, как они установлены на основании показаний свидетелей и вещественных доказательств, обнаруженных следствием. Из шести больших томов рукописей, в которых заключается следствие, я извлек самые существенные данные этой драмы, о действительности которой, увы! не остается более никакого сомнения. Впечатление, которое получается при чтении этих документов, является ужасным кошмаром, но я не считаю себя вправе уменьшать ужасы этой драмы.
   Около половины апреля 1918 года председатель Центрального Исполнительного Комитета в Москве Я. Свердлов послал комиссара Яковлева в Тобольск, чтобы приступить к отправке царской семьи. Яковлев получил распоряжение привезти царскую семью в Москву или Петроград, но при выполнении своего поручения он встретил сопротивление. Это сопротивление было оказано со стороны Уральского Областного Совета, находившегося в Екатеринбурге. Этот названный Совет приготовил, неожиданно для Яковлева, западню, которая дала возможность завладеть императором при его проезде. Но скорее можно установить, что этот проект получил одобрение секретно из Москвы. Более чем вероятно также, что Свердлов играл двойную роль, а именно, делая вид, что он исполняет требования барона Мирбаха, представителя Германии в Москве, он условился с комиссарами из Екатеринбурга, чтобы не выпускать царя. Оставление императора, как бы то ни было, входило в его планы. В два дня купец Ипатьев был выселен из своего дома, и сейчас же принялись сооружать крепкий забор из досок, который вышиною достигал до верха окон второго этажа этого дома.
   Туда были препровождены 30 апреля император, императрица, великая княжна Мария Николаевна, доктор Боткин и трое слуг, которые их сопровождали: Анна Демидова, горничная императрицы, Чемадуров, камердинер императора, и Седнев, лакей великих княжон. Первоначально стража была из солдат, которых брали случайно и которых часто меняли. Позднее же это были исключительно рабочие Верхне-Исетского завода и фабрики братьев Злоказовых. Во главе охраны был комиссар Авдеев, комендант "дома особого назначения", как называли дом Ипатьева.
   Здесь условия пребывания заключенных были более тяжелые, чем в Тобольске. Авдеев был закоренелый пьяница и давал полную волю своим грубым инстинктам, изощряясь каждый день все в новых и новых унижениях тих лиц, которых он должен был охранять. Приходилось мириться с лишениями, терпеть притеснения и исполнять требования и капризы этих вульгарных и низких существ.
   23 мая, по прибытии в Екатеринбург, царевич и три его сестры были отправлены в дом Ипатьева, где их ожидали родители. После тоскливой разлуки это свидание было большою радостью, несмотря на настоящую скорбь и неизвестность угрожающего будущего. Спустя несколько часов привезли также Харитонова (заведующего кухнею), старика Труппа (лакея) и маленького Леонида Седнева (поваренка). Генерал Татищев, графиня Гендрикова, m-lle Шнейдер и Волков, камердинер императрицы, были препровождены прямо в тюрьму.
   24 мая Чемадуров заболел и был отправлен в тюремный лазарет. О нем забыли, и благодаря этому он чудесным образом избежал смерти. Несколько дней спустя привезли, в свою очередь, Нагорного и Седнева. Небольшое число людей, которые были оставлены около заключенных, быстро уменьшалось. К счастью узников, им оставили доктора Боткина, преданность которого была удивительна, и несколько прислуг, вполне преданных: Анну Демидову, Харитонова, Труппа и маленького Леонида Седнева. В эти дни страданий присутствие доктора Боткина было большим утешением для заключенных. Он окружил их своими заботами, был посредником между ними и комиссарами и старался защитить их от грубости солдат охраны.
   Император, императрица и царевич занимали угловую комнату, выходящую на площадь и на Вознесенский переулок. Четыре великие княжны помещались в соседней комнате, дверь в которую была снята, и первые ночи, не имея кроватей, они спали на полу. Доктор Боткин спал в зале, а горничная императрицы в угловой комнате, выходящей в сад и на Вознесенский переулок. Что касается других заключенных, то они разместились в кухне и в смежной с нею комнате.
   Тяжелое путешествие утомило Алексея Николаевича, и здоровье его сильно ухудшилось. Большую часть дня он лежал, и, когда выходили гулять, император сам выносил его в сад.
   Царское семейство, а также и слуги имели стол, общий с комиссарами, проживавшими в том же этаже, вследствие чего приходилось быть постоянно в соприкосновении с этими грубыми людьми, которые часто были пьяны.
   Дом был окружен вторым забором из досок и был похож на настоящую тюрьму-крепость. Как внутри, так и снаружи были расставлены посты часовых. Митральезы были поставлены в доме  и в саду. Комната коменданта - первая при входе - была занята комиссаром Авдеевым, его помощником Мошкиным и несколькими рабочими. Остальная стража помещалась в подвальном этаже, но солдаты часто, когда им хотелось, поднимались в верхний этаж и проникали в комнаты, в которых помещалась царская семья.
   Однако религиозное настроение удивительным образом поддерживало бодрость духа у заключенных. Они сохраняли удивительную веру, которая уже в Тобольске вызывала удивление окружающих и придавало им столько силы и спокойствия в страданиях. Часто было слышно, как императрица и великие княжны пели молитвы, которые невольно смущали солдат охраны.
   Между тем  мало-помалу эти солдаты охраны стали обходительными в обращении со своими заключенными. Они были удивлены их простотой, были удивлены их мягким обращением и порабощены искренностью их достоинства, и скоро они почувствовали себя во власти тех, кого они думали держать в своем подчинении. Даже пьяница Авдеев почувствовал себя обезоруженным, видя такое великодушие, и почувствовал низость своего поведения. Первоначальная жестокость сменилась у этих людей глубокою жалостью.
   В Екатеринбурге были следующие органы Советской власти: 1) Уральский Областной Совет, состоявший приблизительно из тридцати членов, председателем которого был комиссар Белобородов; 2) Президиум, род исполнительного комитета, образованный из нескольких членов: Белобородова, Голощекина, Сыромолотова, Сафарова, Воейкова и других; 3) "Чрезвычайка", народное название Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией, центр которой находился в Москве и которая имеет свои отделения по всей России. (...)
   "Чрезвычайка" в Екатеринбурге была всесильна, и самыми влиятельными ее членами были комиссары Юровский, Голощекин и другие.
   Авдеев находился под непосредственным контролем других комиссаров, членов Президиума и "Чрезвычайки". Они не замедлили обратить внимание на перемену, происшедшую во взглядах охраны по отношению  к их заключенным, и решили принять радикальные меры.
   В Москве также были обеспокоены, как это показывает нижеследующая телеграмма, посланная из Екатеринбурга Белобородовым Свердлову и Голощекину (который находился тогда в Москве): "Сыромолотов только что уехал в Москву, чтобы организовать дело согласно указаниям центра. Опасения напрасны. Бесполезно беспокоиться.  Авдеев отозван. Мошкин арестован. Авдеев замещен Юровским. Внутренняя охрана сменена и замещена другими". Эта телеграмма датирована 4 июля.
   Действительно, в этот день Авдеев и его помощник Мошкин были арестованы и заменены комиссаром Юровским и его помощником Никулиным. Охрана, состоявшая, как было сказано выше, исключительно из русских рабочих, была переведена в соседний дом, принадлежащий Попову.
   Юровский привел с собою десять человек - почти все австро-германские военнопленные из палачей "Чрезвычайки". Начиная с этого дня они заняли внутренние посты, а наружные посты продолжала занимать русская охрана.
   "Дом особого назначения" оказался в полной зависимости от "Чрезвычайки", а жизнь заключенных не представляла из себя ничего, кроме мучений.
   В это время в Москве, видимо, уже был решен вопрос об убийстве царской семьи. Это подтверждается вышеприведенной телеграммой. Сыромолотов поехал в Москву, чтобы "организовать дело согласно указаниям центра". Он вернется с Голощекиным, имея инструкции и директивы от Свердлова. Юровский в ожидании обдумывал свой план. Несколько дней кряду  он выезжал верхом, и его видели в окрестностях, когда он отыскивал место, отвечающее его намерениям, чтобы устроить исчезновение тел жертв. Этот самый человек, цинизм которого превосходит все, что можно себе представить, отправляется навестить больного наследника, находившегося в постели.
   Прошло несколько дней. Головощекин и Сыромолотов вернулись. Все было приготовлено.
   В воскресенье 14 июля Юровский велел пригласить священника Сторожева и разрешил ему совершить богослужение на дому. Заключенные уже осуждены на смерть и им не может быть отказано в религиозной помощи.
   На другой день Юровский приказал отвести маленького Леонида Седнева в дом Попова, где находилась русская охрана.
   Около семи часов вечера, 16 июля, Юровский приказал Павлу Медведеву, на которого он вполне полагался и который был во главе русской стражи, принести двенадцать револьверов, которыми  была вооружена русская охрана. Лишь только этот приказ был выполнен, Юровский объявил Медведеву, что сегодня же ночью вся царская семья будет убита и что он поручает ему объявить несколько позднее об этом русской охране. Медведев сообщает об этом русской охране около десяти часов вечера.
   Немного спустя после полуночи Юровский проникает в комнаты, занятые членами царского семейства, будит их, равно как и тех, кто жил вместе с ними, и говорит им, чтобы они приготовились следовать за ним под тем предлогом, что надо их увести, так как в городе волнения, а пока, для большей безопасности, они будут находиться в нижнем этаже. Скоро все были готовы и, взяв некоторые мелкие вещи и подушки, спустились по внутренней лестнице, которая ведет во двор, откуда вошли в комнаты нижнего этажа. Юровский идет во главе вместе с Никулиным, затем идет император с Алексеем Николаевичем в руках, императрица, великие княжны, доктор Боткин, Анна Демидова, Харитонов и Трупп.
   Заключенные останавливаются в комнате, которую указал им Юровский. Они убеждены, что для них пошли отыскивать экипажи и автомобили, на которых должны отвезти их. Так как ждать приходилось долго, заключенные просят принести себе стулья. Им приносят три стула. Наследник, который не может стоять по причине своей больной ноги садится посреди комнаты. Император садится с левой стороны, а доктор Боткин становится слева около него и немного сзади. Императрица садится около стены, направо от двери, через которую они вошли, недалеко от окна. Императрице на стул положили подушку, так же как и Алексею Николаевичу. Одна из дочерей стоит позади императрицы - вероятно Татьяна. В углу комнаты с той же стороны - Анна Демидова, которая держит в руках две подушки. Три другие великие княжны стоят, прислонившись спиною к стене, в конце комнаты, направо от них стояли Харитонов и Трупп.
   Ожидание продолжается. Внезапно в комнату входит Юровский в сопровождении семи австро-германцев и двух своих друзей, комиссаров Ермакова и Ваганова, палачей, вызванных из "Чрезвычайки". Также присутствует и Медведев. Юровский, приблизившись к императору, говорит ему: "Ваши хотели спасти вас, но это им не удалось, и мы должны вас убить". Он тотчас поднял револьвер и выстрелил в упор в императора, который упал, пораженный пулей. Это был сигнал к расстрелу всех, причем у каждого из убийц была выбрана жертва. Юровский избрал для себя императора и царевича. Для большинства заключенных смерть была почти моментальной. Между тем Алексей Николаевич тихо стонал, и Юровский покончил его жизнь  выстрелом из револьвера. Анастасия Николаевна была только ранена и начала кричать при приближении убийц и затем упала под ударами штыков. Также оказалась не убитой Анна Демидова, благодаря подушкам, за которыми она пряталась. Она бросалась из стороны в сторону, пока не упала под ударами убийц.
   Показания свидетелей дали возможность следствию восстановить во всех подробностях ужасную сцену этого убийства. Свидетели - Павел Медведев *, один из убийц, Анатолий Якимов, несомненно присутствовавший при этой драме, хотя он и отрицает это, и со слов других очевидцев. Все трое состояли в охране дома Ипатьева.
(* Медведев был посажен в тюрьму при взятии Перми антибольшевистскими войсками в феврале 1919 года. Спустя месяц он умер в Екатеринбурге от сыпного тифа. Он утверждал, что принимал участие только в одной части драмы и сам лично не стрелял. Другие свидетели утверждают противное. Это классический прием, к которому прибегают все убийцы при своей защите.)
   Когда убийство было совершено, комиссары сняли со своих жертв их драгоценности, а тела перенесли при помощи простынь и оглобель от саней в грузовой автомобиль, который ожидал их перед воротами двора, между двумя деревянными заборами.
   Следовало торопиться окончить все до наступления дня. Погребальная процессия проходит по городу, еще погруженному в сон, и направляется к лесу. Комиссар Ваганов едет верхом на лошади впереди, потому что надо было избежать всяких встреч. Когда стали уже приближаться к лужайке, к которой направлялись, Ваганов заметил крестьянскую повозку. На ней была женщина из села Коптяки, которая вместе со своим сыном и невесткою отправились ночью для продажи рыбы в город. Ваганов сейчас же приказал им повернуть лошадь и ехать обратно домой. Для большей предосторожности он сопровождает их, скачет около их повозки и запрещает им под страхом смерти возвращаться в город или оглядываться. Однако крестьянка успела рассмотреть большую темную массу, двигающуюся позади всадника. Возвратившись в деревню, она рассказала то, что видела. Крестьяне, заинтересовавшись, отправляются на разведку и натыкаются на посты часовых, расставленные в лесу. Между тем грузовик, так как дорога была очень плоха, с большим трудом достигает лужайки. Трупы перекладываются на землю, затем с них снимают часть одежд. В это время комиссары находят большое количество драгоценностей, которые великие княжны носили спрятанными под их одеждами. Комиссары немедленно завладевают ими, но при своей поспешности они роняют некоторые на землю и втаптывают их. Далее трупы разделяют на части и кладут на большие костры, которые зажигают при помощи бензина. Более крепкие части уничтожают при помощи серной кислоты. В продолжении трех дней и трех ночей убийцы приводят в исполнение свою работу по уничтожению трупов под руководством Юровского и двух его друзей, Ермакова и Ваганова. Из города были доставлены на лужайку 175 килограммов серной кислоты и более 300 литров бензина.
   Наконец 20 июля все было окончено. Убийцы уничтожили следы костров, причем зола была выброшена в шахту и разбросана по лужайке, чтобы ничем нельзя было обнаружить того, что здесь было совершено.
   Почему эти люди так заботятся скрыть следы того, что они совершили? Коль скоро они считают совершенное ими дело правым - почему они прячутся, как преступники? И от кого же они прячутся?
   Павел Медведев объясняет это нам в своих показаниях. После совершения преступления Юровский приблизился к Медведеву и сказал: "Сохрани наружные посты, из опасения, чтобы народ не волновался". И в последующие дни часовые продолжали нести охрану вокруг пустого дома, как будто ничего не произошло и как будто за стенами продолжали находиться заключенные.
   Это русский народ, которого надо было обмануть и который не должен был знать о совершенном преступлении.
   Другим фактом подтверждения этого является мера предосторожности, принятая 4 июля касательно удаления Авдеева и устранения русской охраны. Комиссары не доверяли более этим рабочим с Верхне-Исетского завода и фабрики братьев Злоказовых, которые собрались по собственной инициативе и добровольно пришли принять на себя охрану "Николая Кровавого". Они знали, что единственно каторжники или иностранцы, эти наемные палачи согласились бы выполнить это гнусное дело, которое они им предлагали. Палачами этими были: Юровский, Медведев, Никулин, Ермаков, Ваганов и семь человек австро-германцев.
   Да, это от русского народа они скрываются, эти люди, которые претендуют быть уполномоченными названного народа. Они боятся его мести.
   Наконец 20 июля они решили объявить русскому народу касательно смерти императора при помощи прокламаций, расклеенных в этот день на улицах Екатеринбурга.
   Спустя пять дней в пермских газетах было опубликовано следующее объявление:


   Постановление
Президиума Уральского Областного Совета
депутатов от рабочих, крестьян и красноармейцев

   Ввиду угрозы со стороны чехословацких банд столице красного Урала Екатеринбургу и опасений, что коронованный палач может избежать народного суда (только что был открыт заговор белогвардейцев, имевший целью освобождение всего дома Романовых),  президиум Областного Совета, исполняя волю народа, постановил: экс-царя Николая Романова, виновного перед народом в многочисленных кровавых преступлениях, - расстрелять.
   Постановление президиума Областного Совета было приведено в исполнение в ночь с 16 на 17 июля.
   Семья Романовых переведена из Екатеринбурга в другое место, более безопасное.
   Президиум Областного Совета депутатов от рабочих, крестьян и красноармейцев Урала.

 

Постановление
Всероссийского Центрального
Исполнительного Комитета от 18 июля
1918 года

   Центральный Исполнительный Комитет советских депутатов от рабочих, крестьян, красноармейцев и казаков в лице своего председателя одобряет действия президиума Уральского Совета.


   Председатель центрального
Исполнительного Комитета  Я. Свердлов.

   В этом документе говорится о смертном приговоре, якобы вынесенном Екатеринбургским Советом против императора Николая II. Ложь! (...)
   Император не был осужден, ни даже судим. И кем же он мог быть судим? Он был убит.
   Но эти люди ошиблись.
   После нескольких месяцев предварительных разведок судебное следствие предпринимает  систематические розыски в лесу. Каждый дюйм земли был взрыт, исследован, осмотрен и вскоре шахта, почва лужайки и трава в окрестности открывают их тайну. Сотни предметов и их обломки, большею частью втоптанные в почву, были найдены на лужайке, подобраны и классифицированы судебным следствием. Между означенными предметами оказались: пряжка от пояса императора, кусок его фуражки, маленькая рамка от портрета императрицы (самого портрета не оказалось), который император носил всегда при себе и прочее.
   Любимые серьги императрицы (одна поломана), куски ее платья, стекло из ее очков, опознанное благодаря своей особой форме, и прочее.
   Пряжка от пояса царевича, пуговицы и куски его шинели и прочее.
   Много мелких вещей, которые принадлежали великим княжнам: части их колье, их обуви; пуговицы, крючки, кнопки и прочее.
   Шесть металлических планшеток от корсетов (цифра "6" говорит сама за себя, если вспомнить число жертв: императрица, четыре великие княжны и Анна Демидова, горничная императрицы).
   Искусственная челюсть доктора Боткина, обломки его зрительного стекла, пуговицы от его одежды и прочее.
   Наконец, кости и остатки обгоревших костей, частью разрушенные серною кислотою, которые носят на себе следы от острорежущего оружия или пилы. Револьверные пули - те, которые, без сомнения, остались в телах, и достаточно большое количество расплавленного свинца.
   Печальный перечень, который не оставляет никакой надежды и благодаря коему правда, открывается во всем своем зверстве и ужасе.
   Комиссар Воейков ошибся. Мир знает, что они сделали с ними.
   Между тем убийцы беспокоятся. Агенты, которых они оставили в Екатеринбурге, чтобы приводить в заблуждение следствие, держат убийц в курсе производства судебного расследования. Шаг за шагом они следят за успехами следствия. И когда они понимают наконец, что истина разоблачается и что скоро весь мир узнает о том, что свершилось, - они начинают опасаться и стараются свалить на других ответственность за совершенное ими злодеяние. Они тогда обвиняют в совершении преступления социалистов-революционеров, которые будто бы хотели скомпрометировать партию большевиков.
   В сентябре 1919 года 28 лиц, ложно обвиненных в причастности к убийству царского семейства, были арестованы ими в Перми и переданы суду, причем пятеро из арестованных были присуждены к смертной казни, которая и была приведена в исполнение.


________________________

 

- 1 - 2 - 3 - 4 -

Метки:

это интересно живопись вязание открытки полезные советы полезные советы по дому электронная книга детская проза документальная проза имена Web-дизайн детская книга здоровье интересно дети скачать Александр Ремез ленин Рассказ космонавтика мода журнал моды кошки-призеры календарь пейзаж телевизионные башни СССР города СССР Иваново икона ирисы Цветы зверушки артисты символика СССР календари собака кошка 1978 старая Москва художник Владимир Семенов Эрмитаж в акварелях Станислав Жуковский Советский спортивный плакат советский плакат старый календарь Рекламный плакат туризм в СССР туристический плакат выборы в СССР русский рекламный плакат
________ _______
%