Конан Дойл. Его романы - приключения, - история, - научная фантастика и Шерлок Холмс

Конан Дойл - рыцарь, литератор, человек

 

   Артур Конан Дойл (1859 - 1930) - всемирно известный английский писатель, один из создателей детективного жанра, автор знаменитых повестей и рассказов о Шерлоке Холмсе.
   Писателей часто хвалят за их способность создавать живые фигуры. Немало подобных похвал досталось Конан Дойлу. Шерлок Холмс настолько живой, что его порой путают с его создателем - заштатным врачом Артуром Конан Дойлом. Да вот беда - живому человеку надо где-нибудь жить. И хотя Конан Дойл определил своему герою квартиру с эркером на лондонской Бейкер-стрит, вскоре выяснилось, что на всей этой улице не было ни одного дома с эркером. Хуже того, дома под номером 2216 там тоже не было. Кончалась она номером 84. Правда, потом, когда улица была сильно расширена, дом 221 появился, но без всякой приставки в форме буквы "б", что, впрочем, никак не остановило тех, кто упорно продолжал искать адрес Шерлока Холмса. В конце концов выяснилось из рассказа "Пустой дом", что скорее всего это был дом, числящийся сейчас за номером 111. На дальнейшее это, однако, не повлияло. Какой-то предприимчивый человек в другой части улицы , поближе к станции метро, организовал "Квартиру Шерлока Холмса". Англичане туда почти не заглядывают - цены как в лондонском зоопарке, одном из самых дорогих в мире - все больше японцы и американцы, но, во всяком случае, этот поддельный музей во всем отвечает описанию жилища Шерлока Холмса у Конан Дойла. Ну а ходить на "квартиру Шерлока Холмса" совсем не обязательно, поскольку две соседних станции метро пестрят напоминаниями о герое Конан Дойла, и к тому же всевозможные кафе и даже один кинотеатр, расположенные на этой улице, напоминают своими названиями героев рассказов и повестей о Шерлоке Холмсе.

    Все это было бы анекдотом, не более того, если б не одно очень важное обстоятельство. До сих пор множество людей верят, что Шерлок Холмс не выдуманное лицо, а настоящее. Строительная контора, находящаяся по мифическому адресу Шерлока Холмса, держит даже специального секретаря, отвечающего на письма, адресованные знаменитому сыщику. Он, видно, даже и не успел помереть.  А один американский солдат настаивал, что подлинный адрес Шерлока Холмса - "Даунинг-стрит, 10" - резиденция английского премьер-министра.

   Такое случается не с каждым литературным героем. 
   Нельзя сказать, что у Шерлока Холмса не было предшественников, очень в свое время популярных, но кто о них сейчас помнит?  А Шерлок Холмс словно бы воплотил в себе самое интересное из "сенсационных" и "полицейских" романов, которые давно в ходу. И не просто потому, что каждая повесть и каждый рассказ с его участием обладает очень острым сюжетом, но и потому, что сам по себе человек, "ведущий дело", необыкновенно привлекателен.
   Правда, таким он стал далеко не сразу.

   Доктор Уотсон (в старом написании Ватсон), которому предстоит в скором времени   стать неким подобием летописца Шерлока Холмса, при первом знакомстве с ним поражается тому, как мало знает его будущий сосед о самых элементарных вещах, выходящих, как тому кажется, за рамки его занятий. Он даже не уверен, Земля ли вращается вокруг Солнца или Солнце вокруг Земли. Подобных литературных героев Англия знала множество. Назывались они "педантами" (не путать с позднейшим значением слова) и могли говорить только о том, что касается их профессии. Именно таков Шерлок Холмс в "Этюде в багровых тонах", где он впервые появляется у Конан Дойла. Но вскоре выясняется, что для дел, которым всей душой предан этот человек, следует не только различать несколько десятков видов пепла от сгоревших сигар, но и знать нечто большее. И если вначале возникает сомнение, кончил ли Шерлок Холмс среднюю школу  (уж о Копернике-то там все-таки учат!), то от повести к повести, от рассказа к рассказу все больше выясняется, что Шерлок Холмс - человек широкого круга знаний, навыков и большой культуры. Конечно, он всегда остается немного чудаком, но кому из людей подобного типа это когда-нибудь мешало?  Они только лучше запоминаются!

Кадр из фильма (из цикла советских фильмов о Шерлоке Холмсе). Исполнитель роли Шерлока Холмса - Василий Ливанов. Признан лучшим Шерлоком Холмсом. Отмечен наградой королевы Англии.

 

   Вот и Шерлок Холмс никуда не ушел. Упоминаний о нем просто не перечесть. И не только вышедших из-под пера английских писателей. Ему много подражали, в том числе и в России. И хотя до Конан Дойла были и "сенсационные" и "полицейские" романы, и другие жанры, имевшие целью  крепко завладеть вниманием читателя и поразить его воображение (этому, кстати, не чужд был и сам Чальз Диккенс, не говоря о его более ранних предшественниках и его свояке Уилки Коллинзе, авторе "Женщины в белом" (1860) и "Лунного камня" (1868), подлинным создателем детективного жанра был все-таки Артур Конан Дойл. Те, кто пришел после него, не обязательно ступали за ним след в след, Но без него не было бы ни Агаты Кристи, ни Жоржа Сименона с их постоянными, обладающими весьма своеобразными характерами, сыщиками.

   А между тем создатель Шерлока Холмса, человек по природе удивительно скромный, отнюдь не причислял себя к классикам детектива (тем более - к создателям этого жанра), да и вообще не сразу возомнил себя профессиональным литератором. Дойлы были католиками, и Артур Конан сначала кончил одну - не слишком хорошую - иезуитскую школу, потом, в ознаменование успехов в ученье, еще и другую, "повышенного типа", в Швейцарии. Но вообще-то церковниками Дойлы не были, и к духовной карьере Артура никто не принуждал. Поэтому, когда встал вопрос о выборе профессии, Артур поступил на медицинский факультет Эдинбургского университета. Это учебное заведение считалось лучшим в Европе, да и от дома было недалеко. Дойл-старший служил чиновником в эдинбургской мэрии. Жалованье он получал ничтожное, продвинуться по службе ему так и не удавалось. Он немножко рисовал и дарил свои картины друзьям, но больше всего увлекался рыбной ловлей. Здесь он тоже больших успехов не добился. Не хватило времени. Дни свои он кончал  в сумасшедшем доме, а там не любили отлучек пациентов.

   Как нетрудно заметить, Артур Конан Дойл был не из самой благополучной семьи. Это не значило, конечно, что Дойлам нечем было гордиться перед соседями.
   Прежде всего, и отец и мать происходили из старинного рода, о чем никогда не забывали. Во-вторых, семья в целом была достаточно известная и устроенная. В Дойлах всегда дремал художественный инстинкт, и один из них, дед Артура, был знаменитым художником и дружил с людьми, занимавшими видное положение в литературе и обществе. Да и его дети, исключая отца Конан Дойла, были людьми устроенными. Особенно же дедушке Джону, да и всей семье, нравилось, что он очень походил на герцога  Веллингтона, и когда он совершал положенную в высших кругах конную прогулку по Гайд-парку, многие, завидев его, заранее снимали шляпы.

   Думается, впрочем, Артур, со своей врожденной скромностью, меньше других обращал на это внимание. Определяя свой жизненный путь, он исходил прежде всего из того, чтобы не быть обузой для домашних. Еще в школе ему замечательно давалась химия, и он возмечтал, получив при поступлении в университет высшую оценку по этому предмету, добиться стипендии, а потом еще подрабатывать и не быть окружающим в тягость. Удалось это не сразу. С первого места его прогнали, потому что этот второкурсник еще не понимал в медицине. Со вторым своим нанимателем он не сошелся во взглядах. Артур имел неосторожность заметить, что он - противник смертной казни, чем вызвал у того приступ ярости. Жалованья он, разумеется, и до этого не получал. Будущего писателя нанимали за стол и жилье, хотя какие-то небольшие деньги у него водились - в 1876 году, поступив в университет, он и вправду добился стипендии.

   Единственный, кто возражал против получения Артуром  врачебного диплома, был его дядя, живший в Париже, - художественный критик Мишель Конан, в честь которого ему и дали  второе имя. Когда Артур учился в Швейцарии, он начитался Вальтера Скотта, Эдгара По, Жюля Верна и очень модного в те годы историка Томаса Бабингтона Маколея, его потянуло к перу и он послал свои первые опыты Мишелю Конану. Тот сразу же предсказал мальчику большое литературное будущее, пытался убедить его не тратить лишнее время на занятия ненужными предметами, но от намерения того сделаться врачом отговорить его все-таки не сумел

   Еще студентом будущий писатель устроился кем-то вроде фельдшера на китайское судно, ходившее в Арктику.  Во время одной охоты он чуть не погиб, но почти не заметил этого. Артур вообще не слишком обращал на себя внимание. И к жизни своей он был безразличен, и к внешнему виду. Конечно, пренебрегать условностями не приходилось, но больше всего он любил сидеть дома в халате - совсем как Шерлок Холмс. Зато приодевшись, Артур производил большое впечатление. Он был огромного роста, отличный спортсмен, красивый, и девушки это замечали. Он их тоже замечал. В те годы он был влюбчив до невероятия, особенно в подпитии. Однажды, находясь в таком состоянии, Артур объяснился в любви за один вечер сразу пятерым. На другой день он получил от одной их них письмо, где та брала назад свое обещание. К сожалению, он никак не мог ее вспомнить. Однажды он чуть не женился, да вот беда - жить было не на что. Тогда и возникла идея еще одного корабельного путешествия.

   На этот раз Артур был уже полноценным врачом. В 1881 году он получил диплом бакалавра медицины и магистра хирургии, и ему предложили место на борту парохода "Маюмба", направлявшегося к "Золотому берегу" на западном побережье Африки. Новое путешествие оказалось еще более интересным, чем предыдущее. В середине января 1892 года, когда  это грузопассажирское судно бросило якорь в Ливерпуле, он подвел итог своим приключениям. Выяснилось, что он переболел лихорадкой, едва не был съеден акулой и был свидетелем (скорее всего, небезучастным) пожара, который вспыхнул на приютившем его  корабле где-то между Мадейрой и  Англией. Все это было занятно, но плавать корабельным врачом Конан Дойл после этого больше не захотел, хотя возможности к тому представлялись.

   На суше место тоже долго не находилось. Конан Дойл регулярно помещал в газетах объявления о поисках работы, но безуспешно. Впрочем, один результат у этого вынужденного безделья все-таки был. Его все больше тянуло писать, и один из его рассказов попросту произвел сенсацию. Назывался он "Заявление Хэбакука Джефсона" (1884) и основан был на подлинном происшествии. За двенадцать лет до того у берегов Португалии было обнаружено судно "Мария Селеста", покинутое командой. Вот Конан Дойл и взялся  расследовать это происшествие. Результат получился настолько убедительным, что последовало даже официальное опровержение английского представительства в Гибралтаре. Там было сказано, что все содержание рассказа - чистая выдумка. Никто, правда, еще не знал,  что автор именно как знаменитый выдумщик в дальнейшем и прославится, тем более что, согласно тогдашним нравам, рассказ никому не известного литератора и подписан не был. Дальнейшие попытки публиковаться либо совсем не удавались, либо успех приносили весьма незначительный.   "Заявление Хэбакука Джефсона"  было хотя бы напечатано в знаменитом журнале "Корнхилл мэгэзин", редакторами которого были некогда Теккерей, а потом Стивенсон. Тот не жил в это время в Англии, но Дойл узнал, что один критик послал этот  рассказ бывшему редактору и уже от этого пришел в восторг. Другие рассказы Конан Дойла если и выходили в свет, то в жалких журнальчиках, которые никто всерьез не принимал.

   С медициной тоже дело долго не ладилось.   Лондонская влиятельная родня захотела устроить его врачом в католических кругах, но Артур отказался. За годы обучения в университете, где очень силен был естественнонаучный цикл, он потерял веру и никого не хотел обманывать, прикидываясь ревностным католиком. Правда, скоро блеснул призрак надежды. Старый университетский товарищ Конан Дойла доктор Джордж Бадд, хорошо знавший его бедственное положение, предложил ему место своего ассистента в Плимуте, где он невероятно преуспел. Врач он был так себе, но жулик непревзойденный: лечил от всего на свете и держался так, что создал себе огромную клиентуру. Конан Дойл, конечно, был ему нужен - тем более что он уделял ему примерно тридцатую часть своих доходов, - но ужиться они, конечно же, не могли. Эта история рассказана в "Письмах  Старка Монро" - самом, пожалуй, автобиографическом из художественных произведений Конан Дойла. Конец, здесь разумеется, придуман. Если бы Старк Монро в самом деле погиб во время железнодорожной катастрофы, мы никогда не познакомились бы  с Шерлоком Холмсом. Но вот на что стоит обратить внимание: "Письма Старка Монро", в которых запечатлен отнюдь не самый благополучный период жизни Конан Дойла, были первоначально напечатаны в "Айдлере" ("Бездельнике") - юмористическом журнале, возглавлявшемся  Джеромом Клапкой Джеромом, автором "Троих в одной лодке". Правда, времени с тех пор, как все это случилось, прошло немало, и старые обиды могли забыться, но и незлобивый нрав Конан Дойла здесь тоже сказался. Когда впоследствии к нему прилепилась  кличка "добрый великан", это вполне соответствовало истине. Человек, всю жизнь писавший о разбойниках, жуликах и злодеях, не мог найти в себе ни одной их черты. Правда, главным его героем был  все-таки Шерлок Холмс, разоблачавший это отребье  рода человеческого.

   До того как этот человек приобрел всемирную славу, должно было, впрочем, пройти известное время.
    Расставшись с Джорджем Баддом, Конан Дойл открыл собственную практику в Саутси, пригороде Портсмута. Под поручительство одного из своих дядьев, Генри Дойла - кавалера ордена Бани, директора Национальной художественной галереи Ирландии - он снял дом, оборудовал там небольшой медицинский кабинет, купил цилиндр, в котором тогда полагалось носить стетоскоп, и выписал из материнского дома своего  младшего братишку, десятилетнего Иннеса, которому предстояло играть роль ливрейного лакея. Окна были надежно зашторены, и почти полное отсутствие мебели с улицы было незаметно. Здесь Конан Дойл последовал примеру одного из героев Диккенса, тоже человека не слишком богатого. Сам же доктор все время выглядывал из-за краешка занавески и ждал момента, когда к нему повалят толпы народа. "Пока пациентов нет, - писал он матери, - но число останавливающихся и читающих мою табличку огромно. В среду вечером перед ней за 25 минут остановилось 28 человек, а вчера - еще лучше - я в 15 минут насчитал 24". К сожалению, возможные пациенты, взглянув на медную начищенную ночью до блеска табличку "Доктор Артур К. Дойл", спешили дальше по своим делам. Хорошо еще, что малолетний Иннес оказался очень распорядительным малым и всегда помнил, сколько посланных в подарок картофелин осталось в корзинке, а живший напротив бакалейщик, к счастью, страдал припадками и за медицинскую помощь расплачивался маслом и чаем. На хлеб, следует думать, врачебных гонораров все же хватало. Потом удалось даже найти бесплатную уборщицу. Ей за это предоставили право жить в полуподвале.

   Медицинские дела, впрочем, понемногу пошли на лад. Конан Дойл завоевал  популярность в качестве  защитника в местной крикетной команде, а в тогдашней Англии, где крикет был чуть ли не главным национальным видом спорта, это значило очень много. Теперь все знали доктора Дойла и охотно к нему обращались. В 1885 году он сумел даже жениться. Его избранницей оказалась  сестра одного пациента, скончавшегося в его доме. Артур был уже к тому времени доктором медицины и усердно работал над романом "Торговый дом Гердлстон". В этом занятии его вдохновляли  произведения Диккенса и Мередита. Но писался "Торговый дом"  долго и тяжело, целых полтора года - для Конан Дойла целую вечность. Да и издать его удалось далеко не сразу.

   И тут пришло увлечение "сенсационным романом". Конан Дойл давно зачитывался Эдгаром По и Уилки Коллинзом, а в начале 1886 года ему в руки попали произведения французского писателя Эмиля Габорио, в которых действует проницательный сыщик Месье Лекок. Впоследствии Конан Дойл не слишком высоко отзывался о Габорио и его герое, но первый толчок был дан. Тут и зародилась мысль создать своего детектива, который использовал бы естественнонаучные данные, приобретенные доктором Дойлом в Эдинбургском университете. И некоторые навыки, полученные им там же: в первую очередь от профессора Джозефа Белла - выдающегося мастера  диагностики, точнее сказать, той отрасли диагностики, которая исходит прежде всего из внешних примет болезни. На курсе, где учился Конан Дойл, существовала даже своеобразная "игра Джозефа Белла". Ее участники должны были с первого взгляда на человека сказать как можно больше о нем, и Конан Дойл, наделенный редкой наблюдательностью, всегда выходил победителем. Впоследствии  "игра Джозефа Белла" переросла для него медицинские рамки. Адриан, сын писателя, рассказывал впоследствии, как Конан Дойл гордился своей способностью распознать в человеке все, что только возможно. Впрочем, профессор Белл своих студентов этому тоже учил.

   Постепенно в его голове складывалась повесть, которую ему первоначально  хотелось назвать "Запутанный клубок", с героем по имени Шернфорд Холмс, где в качестве рассказчика  выступал бы некий Ормонд Секкер. Через какое-то время "Запутанный клубок" приобрел название "Этюд в багровых тонах", героем стал Шерлок Холмс, а рассказчиком доктор Джон Уотсон. Прототипом Джона Уотсона  был участник Литературно-научного общества Саутси ДЖеймс Уотсон. Потом Конан Дойл позабыл , что изменил имя своего друга, и на страницы рассказов и повестей о Шерлоке Холмсе вернулся доктор Джеймс Уотсон, будучи военным врачом в Афганистане. Это отнюдь не единственный случай. Исследователи творчества Конан Дойла нашли их множество. Самое смешное, что он не помнил даже название одного из лучших своих рассказов "Пестрая лента" и говорил о нем как "о чем-то о змее".

   Зато перемену названия с "Запутанного клубка" на "Этюд в багровых тонах" никак нельзя назвать случайностью. Это была дань неоромантизму, виднейшим представителем которого является восхищавший Конан Дойла Роберт Льюис Стивенсон. В своих "Этюдах в багровых тонах" было подчеркнутое отрицание вялого течения будней.
   
   Не стоит сводить только к фактам биографии Конан Дойла, врача по специальности, то, что Шерлок Холмс пользуется  научными методами раскрытия преступлений. Как раз в это время складывалась  криминалистика как наука, причем Конан Дойл опередил в этом отношении криминалистов-профессионалов. Первый учебник криминалистики - "Уголовное расследование" Ганса Гросса - появился четыре года спустя после выхода  "Этюда в багровых тонах". В этом - одна из заслуг Конан Дойла. Позднейшие криминалисты никогда не скрывали, скольким ему обязаны.

   Да и человеческий тип, выведенный Конан Дойлом, был при всех его изначальных недостатках очень интересен. Особенно для англичан, с давних времен привыкших к разного рода чудакам.

   Столько достоинств сразу!
   И тем не менее пробиться удалось далеко не в один день. В "Корнхилл мэгэзин" "Этюд в багровых тонах" оценили мгновенно... и не напечатали. Он был слишком велик для одного номера и слишком мал для того, чтобы в конце первой половины написать "окончание следует".  В двух других издательствах повесть начинающего автора даже не прочитали. В третьем если и повезло, то по чистой случайности. Главный редактор, прежде чем отослать обратно эту дешевку - одну из тех, которыми забит книжный рынок, - дал ее посмотреть своей жене. Та прочла и пришла в совершенный восторг. Автору предложили оскорбительно  малый гонорар, но тому деваться было некуда, и в декабре 1887 года повесть была опубликована в "Битоновом Рождественском альманахе". Критика не обратила на нее ровно никакого внимания.

   Впрочем, и сам автор, которому повесть нравилась, не был уверен в том, что нашел главную тему своей жизни. Правда, некоторое время спустя один американский редактор решил выпустить "Этюд" отдельной книжкой - при условии, что автор свою работу расширит, - но настоящего успеха все же не было. Задуманная книжка не вышла. И в следующем своем романе "Майках Кларк" (1889) Конан Дойл словно бы забыл о Шерлоке Холмсе. Он обратился к истории.

   ...К подобного рода произведениям относились тогда куда серьезней, чем к детективу, да к тому же сразу было заметно, что "Майках Кларк" написан талантливой рукой, так что отзывы критики были многочисленными и благоприятными. Среди людей,  похваливших "Майкаха Кларка"  был и Оскар Уайльд, успевший уже прославиться  своим тонким вкусом, и Конан Дойл на всю жизнь уверовал, что он прежде всего исторический романист, тем более что исторические романы (о них будет еще упомянуто) требовали от него немалого труда, детективы же давались ему как бы сами собой.  Для человека такого усердного и скромного это значило немало. 

   Тем не менее детектив его не оставил. Правда, выпустить  "Этюд в багровых тонах"  отдельной книжкой так и не удалось, но Конан Дойл с энтузиазмом откликнулся на предложение того же  американского издателя написать еще одну повесть о Шерлоке Холмсе. В феврале 1890 года появился "Знак четырех". Напечатан он был в американском журнале, хотя и имевшем хождение в Англии, и обратил на себя чуточку больше внимания. Но только чуточку. Правда, эта повесть побудила известный лондонский журнал "Стренд  мэгэзин" заказать Конан Дойлу цикл рассказов о Шерлоке Холмсе. Это уже был своего рода успех, поскольку  "Стренд  мэгэзин" имел максимальный по тем временам полумиллионный тираж. Все эти рассказы были одинаково хороши, но настоящую славу Конан Дойлу  принес почему-то  шестой из них - "Человек с рассеченной губой". В начале 1892 года  писатель был уже  по-настоящему знаменит. Его отныне приглашали всюду наперебой. И правда, литературная ценность написанного Конан Дойлом о Шерлоке Холмсе стала теперь всем ясна. Но знаменитый сыщик успел уже к этому времени порядком досадить своему создателю, и тот задумал от него отделаться. "Стренд  мэгэзин" был очень богатым журналом. Конан Дойлу платили там по тридцать пять фунтов за каждый рассказ - на десять фунтов больше, чем он получил перед этим  за целую повесть "Этюд в багровых тонах", но когда этот журнал заказал ему новый цикл рассказов о Шерлоке Холмсе, он пошел на хитрый ход - запросил по пятьдесят фунтов за каждую новую публикацию и с немалой уверенностью ждал ответа. К его удивлению, журнал с поставленным условием немедленно согласился.  Пришлось снова браться за перо. Новый цикл рассказов о Шерлоке Холмсе, публиковавшийся на протяжении года, завершился "Последним делом Холмса". Теперь об этом человеке было написано  двадцать три рассказа и две повести. Не слишком ли много?  Особенно для автора, который считал себя, в полном согласии с критикой, историческим романистом?  И вот в декабре 1893 года, как датируется рассказ  "Последнее дело Холмса", знаменитый сыщик погибал в  схватке с главой преступного мира Лондона профессором Мориарти, о котором публика до того ни слова не слышала.

   "Последнее дело Холмса" было неудачным шагом со стороны Конан Дойла. А может быть, напротив. Именно этот рассказ показал, какую невероятную популярность приобрел Шерлок Холмс. Немедленно по его выходе выяснилось, что читатели не разделяли мнение критиков. Многие надели траур по Холмсу. У них были для этого веские основания. Холмс выражал что-то от самой сути отношения тогдашних англичан к миру.

   Во-первых, он был частным лицом, а в стране, где всегда сторонились бюрократии, при всей ее тогдашней немногочисленности, это что-то значило. Последующие сыщики-любители, которыми изобилует детективная литература, пошли прежде всего от Холмса, хотя сам Конан Дойл опирался здесь на Эдгара По, написавшего, среди прочего, три детективных рассказа, в двух из которых действует сыщик-любитель, существо в высшей степени рациональное, но, по правде сказать, скучноватое.

   А вот про Шерлока Холмса этого никак не скажешь. Как уже говорилось, он был чудак - один из тех, кто действовал в лучших произведениях английской классики, иными словами, лицо никак не бесцветное, и с каждым новым рассказом публика узнавала что-то новое не только о том или ином жулике, но и о человеке, его разоблачившем. Он и на скрипке не просто пиликал, а играл по-настоящему, даже что-то сам сочинял, ходил на концерты, рассуждал об искусстве, написал монографию "Полифонические  мотеты Лассуса" ("Чертежи Брюса Парингтона")

   Но главное, он был великий актер, - из тех. в искусстве которых абсолютно стирается грань между "искусством представления" и "искусством переживания". И к тому же замечательным режиссером, своего рода постановщиком "уличных спектаклей". Об этом мы узнаем уже в одном из первых рассказов о Шерлоке Холмсе. Правда, Шерлок Холмс не всегда выходит победителем. Иногда, пусть и редко, он терпит неудачу. Его прогнозы могут не подтвердиться, а тот или иной соперник - изобретательнее его. Однако это только придает достоверность рассказам. Вряд ли кто в реальной жизни всегда добивается успеха.

   К этому можно еще добавить, что Шерлок Холмс никак не кровожаден. Свой револьвер он использует для того, чтобы с должным патриотизмом выбивать на стенке (интересно, как смотрит на это хозяйка?) инициалы королевы Виктории. Когда же он преследует противника, то предпочитает брать с собой лишь средства самозащиты. Револьвер же он просит захватить на всякий случай своего друга доктора Уотсона. Да и разоблаченные им преступники гибнут не от его руки. Он способен постоять за себя - не более того. Для него его деятельность - прежде всего своеобразная "игра ума".

   О таком человеке стоило пожалеть. И его не забывали. Правда, Дойл написал о нем еще и пьесу, но драматургом он был не совсем удачливым, и никто ее не поставил. (Потом он предпринял еще одну, сравнительно удачную, попытку написать пьесу о Шерлоке Холмсе, но в истории английской сцены он так и не закрепился). Поэтому Конан Дойл не на шутку обрадовался, получив от известного амеркианского актера Уильяма Жилетта телеграмму, в которой этот человек, уже поднаторевший в драматизации чужих произведений, просил позволения написать пьесу о Шерлоке Холмсе и сыграть в ней главную роль. Премьера состоялась  в 1899 году и принесла огромный успех не только в США, но немного погодя и в других странах. Стало ясно, что Шерлоку Холмсу пора возвращаться и на печатные страницы. В 1903 году американский журнал "Коллиерс" опубликовал рассказ "Пустой дом", где с огромной выдумкой рассказывалось о том, как спасся знаменитый сыщик, и где читатели оповещались  о том, что он делал в минувшие годы. За "Пустым домом" последовало еще двенадцать рассказов. В 1905 году все они вышли в составе сборника "Возвращение Шерлока Холмса", добавившего славы его создателю.

   Еще до этого в девяти номерах "Стренд мэгэзин", начиная с августа 1901 года, была напечатана "Собака Баскервилей", повсеместно признанная лучшей из повестей Конан Дойла. В это время Конан Дойл еще крепко помнил, что Шерлок Холмс давно погиб, и, выстраивая сюжет, хотел обойтись без него. Но это не удалось. Старый его герой чуть ли не силой ворвался в новую повесть, очень ее, кстати, украсив. "Собака" была переиздана на языке оригинала сорок пять раз, много способствовав переизданию "Этюда в багровых тонах" и "Знака четырех". Те, правда, издавались еще чаще.
   Иными словами, Конан Дойл, мало-помалу сочинил некое подобие того самого "романа с продолжением", отсутствие которого помешало быстрой публикации его первой повести.

<<<

- 1 - 2 - 3 -

Метки:

это интересно живопись вязание открытки полезные советы полезные советы по дому электронная книга детская проза документальная проза имена Web-дизайн детская книга здоровье интересно дети скачать Александр Ремез ленин Рассказ космонавтика мода журнал моды кошки-призеры календарь пейзаж телевизионные башни СССР города СССР Иваново икона ирисы Цветы зверушки артисты символика СССР календари собака кошка 1978 старая Москва художник Владимир Семенов Эрмитаж в акварелях Станислав Жуковский Советский спортивный плакат советский плакат старый календарь Рекламный плакат туризм в СССР туристический плакат выборы в СССР русский рекламный плакат
________ _______
%