Борис Житков

1937

 

Рисунки А. Борисова

 

Утюг

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. Зеркальный шкапчик

   Был Катин день рождения. Ей стало семь лет. Утром папа подарил Кате кукольный шкапчик для кукольных платьев. На дверке было зеркало, а внутри на стене были крючочки, чтоб вешать платья.

   Катю не могли дозваться чай пить, потому что она не могла оторваться от шкапчика. Она повесила на крючочки два кукольных платья и все открывала и закрывала дверку, чтоб посмотреть, как висят платья.

   А потом она ставила кукол перед шкапчиком, чтоб они гляделись в зеркало. И выходило все совсем как настоящее. Дверка даже тихонько скрипела, как в настоящем шкафе.
   Катя говорила за куклу:
   - Ах, мне надо переодеться!

   Открывала зеркальную дверку, а там висят два платья, на крючочках. Катя доставала одно платье, переодевала куклу и показывала ей в зеркало, какая она в этом платье. Катя не заметила, как папа ушел на работу, так заигралась.

   Мама пошла на кухню, чтоб готовить пирог, потому что вечером должны прийти гости на Катино рождение: девочка Люба с мамой, потом еще два мальчика и еще одна девочка. Только та совсем маленькая.

   Катя все думала, как она Любе будет показывать шкапчик. А мальчикам не даст шкапчиком играть, потому что они непременно дверку отломают или зеркальце разобьют.
   
   А потом интересно, что ей подарят. Кате очень хотелось, чтобы подарили детский утюжок. Его можно ставить на керосинку рядом с кофейником, и он будет нагреваться и потом гладить куклам платья. Он будет гладить, как настоящий утюг. И его тряпочкой надо держать. И непременно мама ей сошьет такую маленькую утюжку, чтобы брать горячий утюг за ручку и не жечься.

   Когда папа пришел с работы и пообедали, мама надела на Катю новое платье: желтое с красным воротником и с красными рукавчиками и на голове завязала красный бант из шелковой ленты.
   Катя посмотрелась в кукольный шкапчик, и было очень красиво, как бант сидел.

   Потом мама поставила на стол пирог и конфеты, и цветы, и стали ждать гостей.
   А потом маму позвали к телефону, и вышло, что Люба не придет, потому что простудилась.
   Ждали до самого вечера , и никто не пришел. И мальчики не пришли. И из больших никто не пришел.

   Катя чуть-чуть начала даже плакать, потому что мама сказала:
   - Ну, теперь уже десять часов, поздно. Никто уж не придет Катюша. Давайте-ка будем сами пирог есть.
   И стала резать пирог.

2. Утюжог

   Мама сказала:
   - Катюша, переодень платье, надень старенькое, а то еще замаслишь пирогом. Жалко.
   Кате очень не хотелось, потому что это значит, что все уже кончилось. Она стала снимать платье и заплакала.

   Папа говорил:
   - Ничего, пусть побудет так, я ей салфетку повяжу. Она аккуратно будет есть.
   Платье было уже у Кати на голове. Она его так и держала, вдруг мама скажет: ну, пусть так посидит до конца. Мама еще ничего не сказала, а тут в дверь постучали и папа сказал:
   - Войдите.

   А кто вошел, Катя не видела из-за платья: Катя поскорей натянула платье обратно и увидела, что это пришел папин товарищ. Он стал смеяться и показывал на Катю пальцем. Он смеялся во все горло, как будто кричал:
   - Го-го-го! Го-го-го! - И все кричал и ничего не говорил и все держал палец и все тыкал на Катю.
   А папа смотрел и ничего не делал. Катя крикнула папе:
   - Пусть он не смеет! - И побежала вон из комнаты. Но папин товарищ поймал Катю и стал говорить:
   - Поздравляю! Поздравляю! - И хотел поцеловать и очень щекотал усами и бородой. Катя вырвалась и побежала к маме.
   - Мама сказала:
   - Это Онуфрий Васильевич, поздоровайся. Как не стыдно!
   Онуфрий Васильевич сказал:
   - А я тебе подарок принес, хочешь?

   Катя ничего не ответила, потому что очень на него рассердилась.
   Онуфрий Васильевич пошел за дверь и оттуда принес корзиночку с крышкой. Катя, хоть и уткнулась маме в юбку, а все равно поглядывала и видела корзиночку.
   - Вот тут тебе подарок, - сказал Онуфрий Васильевич. - И говори, что тут. Что скажешь, так оно и будет называться.
   Он корзиночку протягивал Кате и снова стал смеяться: го-го-го!
  
   Катя взяла корзиночку за ручку. Там было что-то тяжелое.
   - Ну, говори, что там? - крикнул Онуфрий Васильевич. - Ну, скорей!
   - Утюг, - сказала Катя.
   - Ну, значит, и будет называться утюг, - закричал Онуфрий Васильевич.
   Катя открыла крышку, а оттуда голова кошки. Только на голове были синие полоски и между синими полосками красненькие кружочки. Как быдто на кошке был платок.

   Потом вся кошка вылезла из корзинки. Она была белая, но вся в розовых букетах и в синих полосках. Она была вся разрисована , как будто на ней надет сарафан.
   - Ай, какая смешная! - сказала мама и засмеялась.
   - Фу, какая страшная, - сказал папа.
   А Онуфрий Васильевич захохотал на весь дом:
   - Го-го-го! - Это не слиняет. Это уж навсегда. Это я сам ее так. Я ведь материи крашу, и я художник. Я знаю, как.

   Кошка посмотрела на всех и пошла по комнате, и стала все обнюхивать, и Катя увидела, что на лапках у ней нарисованы красные сапожки с белыми пуговками.
   Онуфрий Васильевич закричал:
   - Утюг! Утюг! Утюжок! Кис-кис, поди сюда. Теперь ты, Катя, ее Утюгом и называй.
   Папа сказал: 
   - Зачем ты, Онуфрий, ее так изуродовал? 
   Онуфрий опять загоготал и сказал:
   - А по-моему, здорово! Кошка в сарафане! Го-го-го!
   Мама сказала:
   - Ну, садитесь, давайте пирог есть...

   А Катя взяла кошку на колени и стала ее гладить. Кошка сразу замурлыкала и стала тереться крашеной головкой об Катину грудь. Потом Катя тихонько поднесла кошку к зеркальному шкапчику, чтоб кошка на себя посмотрела.
   Кошка не захотела смотреть и уткнулась мордочкой Кате под мышку.
   Катя все гладила кошкину спинку, и шерсть блестела, будто шелк. И выходило, что кошка в шелковом сарафане, и по шелку нарисованы синие полоски, как ленты, и между ними розовые букеты.
   
   На ночь Катя упросила маму позволить взять кошку с собой в постель.
   Шкапчик стоял рядом, на столе, так что Кате было все время видно.
   Катя гладила кошку и приговаривала:
   - Утюжок, Утюжок!

3. Очень крепкая краска

   Катя, когда засыпала, думала, как она покажет Любе сначала шкапчик, а потом вдруг позовет из кухни Утюжка. Крикнет: Утюжок, Утюжок! Люба даже не поймет, кого это зовут. И вдруг войдет такая кошка. Ни у кого такой нет. Даже в сапожках.

    Наутро Катя сразу увидела новый шкапчик с зеркальцем и обрадовалась, а потом стала звать Утюжка. Мама принесла Утюжка из кухни и говорила, как там все смеялись.
   Катя рассердилась на маму:
   - Зачем ты показываешь. Моя ведь кошка. Я хочу сама показывать.
   И надулась.

   А папа погладил Утюжка, взял его на колени и сказал Кате:
   - И чего тут смешного? Вот я взял бы тебя, выкрасил кошкой и вытолкнул бы во двор. Хорошо бы это было?
   - Она не понимает, ей все равно, - сказала мама. - Видишь, лижется как ни в чем не бывало.
   - Она как раз эти букеты и лижет, - сказал папа. - Все их слизать хочет.

   Катя испугалась, привскочила на кровати и сказала:
   - Ой, а она их не слижет?
   Папа сказал:
   - Вот то-то, что очень уж крепкая краска.
   Мама сказала:
   - Пустяки, привыкнет.
   Катя тоже скорей сказала:
   - Пустяки, привыкнет.
   
   Папа допил чай и пошел на работу.
   А Кате очень хотелось, чтоб скорей показать Любе кошку. А Люба, может быть, еще сто дней будет болеть. Катя попросила маму, чтоб мама по телефону спросила: может быть, Люба сегодня уж выздоровела. А Любина мама сказала, что она Любу еще долго не будет выпускать из дому. Тогда Катя стала приставать к маме, чтоб пойти сегодня к Любе.
   
   Наконец мама сказала:
   - Ладно, только ненадолго.
   Когда Катя уже оделась и надо было выходить, Катя сказала:
   - Можно, я Утюжка с собой возьму? Я в корзиночке понесу!
   Мама сказала:
   - Ага! Так вот ты зачем к Любе вдруг напросилась.
   Но потом мама засмеялась и сказала:
   - Ну, бери свое чудище.
   Катя быстро запихнула Утюжка в корзинку и понесла.

4. Девочка Люба

   Когда пришли к Любе, домработница Даша стала помогать Кате снимать галоши, а Любина мама уже повела Катину маму в комнату. Катя вошла с корзинкой к Любе. Люба лежала на большой, маминой кровати под маминым шелковым одеялом.

   На одеяле стояли игрушки и сидела Любина пушистая кошка Буська.
   Катя не поздоровалась, а сразу спросила Любу:
   - Угадай, что у меня в корзинке?
   Люба сказала:
   - Знаю! Кошка.
   Это значит, Катина мама уже рассказала, пока Катю раздевали в прихожей.
   Катя сказала еще:
   - Ну, а какая?
   Люба захлопала в ладоши и закричала:
   - Знаю, знаю! Все знаю! Раз-ри-сованная. Ага!

   Катя чуть не заплакала и сказала:
   - А если знаешь, так не покажу теперь.
   А Любина кошка Буська спрыгнула с кровати и стала нюхать корзинку, а потом царапать лапой. 
   Катя сказала маме:
   - Пойдем домой, я не хочу тут...
   А мама сказала:
   - Ты же сама просилась. Фу, как стыдно, Любочка ведь больна. Ты должна больной уступить. Покажи сейчас же.

   Мама стала говорить Любиной маме, что это очень интересно, взяла корзинку и открыла.
   Утюжок выскочил.
   Люба чуть из кровати не выскочила, так хотела, чтоб скорей видеть. Любина мама крикнула:
   - Ах, как замечательно!
   А Люба закричала:
   - Хочу такую! Мама! Хочу, хочу, хочу! Дайте мне скорей ее.

   А кошка Буська зашипела  на Утюжка, вскочила к Любе на кровать, , и у ней вся шерсть дыбом встала от злости.
   Любина мама пальцем тыкала на Буську и кричала:
   - Глядите, глядите: не узнает. Она на нее бросится сейчас. Даша! Уберите Буську.

   Когда Даша Буську несла, Буська все равно шипела и таращила глаза на Утюжка. А Утюжок прижался к Кате, к ногам и никуда не шел. Катина мама взяла Утюжка и дала Любе, и сказала, что больным надо уступать и делать приятное. А потом мама сказала, что пора уходить, потому что обед у нее на плите остался.

   Люба не хотела, чтоб Утюжка брали и стала капризничать. Катина мама сказала:
   - Конечно, конечно, пусть побудет у вас, пусть больной ребенок радуется.
   Катя начала плакать и не хотела Утюжка оставлять. А мама сердито сказала:
   - Как не стыдно! Вон Люба больная, а не плачет, - и увела Катю за руку в прихожую.
   А Любина мама говорила:
   - Возьми себе какую-нибудь игрушку, будешь пока играть. А кошечку мы скоро пришлем с Дашей.
   Катя никакой игрушки не хотела, а Люба все равно из комнаты крикнула:
   - Ну да! Игрушки мои! Мои!
   Так и ушли домой без Утюжка. Катя всю дорогу плакала во весь голос.

5. Важные гости

   Когда пришел с работы папа, Катя стала ему рассказывать, как оставила мама у Любы Утюжка. Катя сказала, что Люба вовсе не больна, больные по кровати не скачут, и в ладоши не бьют, и в игрушки не играют. Папа сказал:
   - Кошка не игрушка. Вы ее совсем замучаете.

   Катя стала просить, чтоб мама по телефону спросила, как там у Любы Утюжок живет. Но мама сказала:
   - Это неудобно. Там больная девочка, а мы с кошкой этой будем надоедать. сказали ведь русским языком, что пришлют назад с домработницей.
   
   На другой день после обеда пришла от Любы домработница Даша и принесла в корзинке Утюжка. Нос у Утюжка был в кровь исцарапан. Даша сказала, что Люба хотела непременно, чтоб обе кошки вместе играли, и бросила Утюжка с кроватки на Буську. Буська исцарапала Утюжка, и Любина мама велела отнести Утюжка обратно и спросить: как можно заказать такую кошку?
   Мама хотела говорить про Онуфрия, а папа громко сказал:
   - Передайте, что только за границей, здесь нельзя.

   Катя очень   рассердилась на Любу, что она дала Буське поцарапать Утюжка. Катя стала Утюжка скорей поить молоком, и Утюжок выпил два полных блюдца. У Любы, видно, ничего не давали есть.

   Вдруг маму позвали к телефону. Мама в телефон очень смеялась и ласково говорила с кем-то. Потом пришла и сказала, что очень просят прийти посмотреть Утюжка одни Любины знакомые: мальчик и девочка с их мамой. Мама сказала, что она позволила и они скоро придут. И начала прибирать в комнате, а Кате велела причесаться.

   Мама сказала, что у них папа инженер и у них свой автомобиль. Они в нем, наверно, и приедут.
   Потом позвонили, и слышно было, что спрашивают Катю и про Утюжка. Все жильцы вышли в коридор смотреть, потому что эти дети и их мама были очень хорошо одеты. У мамы их было пальто сверху на меху и очень блестело. А у девочки были на руке золотые часики на браслете, настоящие, и лакированные туфельки. Мальчик был одет как большой, а ему было, наверно, десять лет.

   Катя была рада, что будет показывать Утюжка.
   Девочка засмеялась. А мальчик не засмеялся, а только спросил очень важно:
   - А она ничего делать не умеет?  Танцовать она не умеет?
   Мама все просила их сесть. А села только девочка на немножко, чтоб взять Утюжка на коленки посмотреть, какие нарисованы сапожки.
   Потом их мама сказала:
   - Ну, Лена, довольно. Не будем мешать людям. - И стала говорить маме:
   - Простите, благодарю вас. Дети уж очень просили.

   Девочка посмотрела на свои часики и сказала:
   - Ах, мы засиделись!
   А когда они ушли, все на кухне спрашивали Катю, кто это такие приезжали на своем автомобиле.
   Катя говорила:
   - Одни знакомые. Утюжка посмотреть.   

   

Ист. журнал "Пионер"
1980-е 

 

<<<                            >>>

Метки:

это интересно живопись вязание открытки полезные советы полезные советы по дому электронная книга детская проза документальная проза имена Web-дизайн детская книга здоровье интересно дети скачать Александр Ремез ленин Рассказ космонавтика мода журнал моды кошки-призеры календарь пейзаж телевизионные башни СССР города СССР Иваново икона ирисы Цветы зверушки артисты символика СССР календари собака кошка 1978 старая Москва художник Владимир Семенов Эрмитаж в акварелях Станислав Жуковский Советский спортивный плакат советский плакат старый календарь Рекламный плакат туризм в СССР туристический плакат выборы в СССР русский рекламный плакат
________ _______
%