Изобретательство и цивилизация


Разговор о патентном деле

   "Как-то в холодную зимнюю ночь снег падал большими хлопьями, а от завода далеко распространялся красноватый отблеск. Человек крайне жалкого, нищенского вида ко входу в завод и просил дозволить ему отдохнуть и согреться около огня. Сердобольные рабочие знали, что строго воспрещено впускать посторонних, но у них не хватило духа отказать несчастному, и они дозволили мнимому оборванцу поместиться близ горна в уютном уголке. Если бы рабочие присмотрелись, то, конечно, заметили бы, что он притворился спящим, а между тем зорко следил за всем, что делалось...
   Неизвестно, когда и как ушел с завода непрошеный тайный зритель производства стали, верно только то, что через несколько месяцев после этого не только на заводе Гонтсмана, но и на других заводах изготовлялась литая сталь".
   Наивный промышленный шпионаж  XVIII века! Капиталист в нищенских лохмотьях, лично высматривающий производственные секреты  конкурента! Как далек от этого современный промышленный шпионаж, с его профессиональными агентами, электронной и фотографической аппаратурой, с его разведывательными операциями,  в которые вовлечены десятки исполнителей! Конечно, не изменилась суть, зато масштабы стали угрожающими.
   "Раньше о промышленном шпионаже говорили только шепотом, но теперь о нем говорят все более и более открыто, и крупнейшие предприниматели признают, что промышленный шпионаж - самая настоящая угроза производству" , - утверждает американский журнал "Попюлер  меканикс".
   Ему вторит другой журнал - "Бизнес уик": "Подымающаяся волна промышленного шпионажа угрожает самому главному в американском предпринимательстве - продуктивности исследований и росту".
   "Как каждая нация, заботясь о собственной безопасности, должна знать, что собираются делать другие нации, так и бизнесмены нуждаются в информации о том, что собираются делать их конкуренты. И по мере того как обостряется конкуренция, все более ожесточенным становится и промышленный шпионаж", - пророчит журнал "Ньюсуик".
   В чем дело? Что произошло за последние 150-200 лет? Почему хищение производственных секретов у конкурентов в наши дни рассматриваются как угроза, как уродливая, зловещая тень развития техники и промышленности в капиталистических странах?
____________________________________________________________________________


Промышленный шпионаж, или новая профессия "пинкертонов"

Г. Котлов, инженер
Рис. К. Кудряшова

Шпионить или изобретать?

   Родившись одновременно с промышленностью, промышленный шпионаж развивался гораздо быстрее ее. В течение столетий производство зиждилось на приемах и наблюдениях, сделанных чисто опытным путем, в котором счастливая случайность играла, как правило, решающую роль. Поэтому новичок практически был не в силах самостоятельно пройти путь, проделанный до него поколениями мастеров. А строгие цеховые уставы призваны были защищать секреты производства от конкурентов. В таких условиях на вопрос: "Шпионить или изобретать?" - мог быть только один ответ - "шпионить".
   Копнитесь в истории старых отраслей промышленности в той или иной стране, и вы убедитесь, что они гораздо чаще начинались со шпионажа, нежели с самостоятельного изобретения.
   Перед незатейливыми, но чрезвычайно действенными средствами промышленного шпионажа - засылкой лазутчиков и сманиваем специалистов - оказались бессильными и мистические заклинания, которыми в старину сопровождались производственные процессы, и строгие уставы средневековых цехов и гильдий.
   Отчаявшись совладать с промышленным шпионажем своими силами, предприниматели предпочли прибегнуть к помощи государства - оно за плату взялось обеспечивать монопольные права изобретателей. По этой причине учреждение патентного законодательства в известном смысле можно считать своеобразным признанием успехов промышленного шпионажа.
   Выдача охранных грамот нанесла серьезный урон промышленному шпионажу, исключив из подвластной ему сферы огромное количество устройств и способов, защищенных законом. Но зато уже тогда выявились области, в которых промышленный шпионаж мог действовать безнаказанно. Действительно, пусть патент защищает техническое новшество. Но пока он не получен, новое изобретение, по сути дела, беззащитно. Если выведать, выкрасть в это время суть разработок, можно опередить действительных авторов в подаче заявки на изобретение. А если по такой заявке будет выдана охранная грамота, то конкуренты получат удар тем более ощутимый, что им придется оплатить успехи своих соперников. Есть  и еще одна область, в которой промышленный шпионаж сохранил свое значение. Это секреты производства - важная и дорогая техническая информация, не защищаемая патентами и представляющая огромный интерес для конкурентов.
   Сосредоточившись на этих двух направлениях, промышленный шпионаж во второй половине нашего столетия [XX века] расцвел махровым цветком в наиболее развитых капиталистических странах. Одиночкам стали не под силу изобретения, требующие усилий многих специалистов, долгих и кропотливых исследований, уникального оборудования, затраты огромных средств. Телевидение, кинематография, автомобилестроение, искусственные волокна, пластмассы, медикаменты обошлись в миллионы долларов, потребовали несколько лет интенсивной работы сотен специалистов. В 1952 году только в США на исследовательские работы в промышленности было израсходовано около 5 млрд. доллары. К 1962 году эта цифра возросла до 18,5 млрд. А в 1970 году она, по прогнозам, достигнет 25 млрд.
   Естественно, далеко не всем под силу такие расходы. Поэтому предприниматели решили прикинуть, во что им обойдется кража еще не запатентованных или не защищаемых патентами разработок. И оказалось: дело это столь прибыльно, что устоять перед искушением невозможно. Несколько лет назад три итальянские фирмы, заплатив по 50-60 тыс. долларов каждая, приобрели секретную документацию, которая обошлась американской компании в 12 млн. долларов - в 2000 раз ниже себестоимости! Скупка краденой информации по прибыльности превзошла и честный труд и приобретение лицензий. Этой прибыльностью, породившей бешеный спрос на производственные секреты, объясняется размах промышленного шпионажа в капиталистических странах. Из 200 крупнейших корпораций США 54  не сумели уберечь свои разработки. Из 20-22 млрд долларов, которые расходуются в США каждый год на исследования, 1 млрд идет на оплату промышленного шпионажа! И дело не только в деньгах. Кроме информации, способствуя успеху фирм-трутней, фирм, не создающих нового, подрывает изобретательский дух наций. Все чаще и чаще на вопрос: "Шпионить или изобретать?" - предприниматели отвечают, как и триста лет назад: "Шпионить!.."
   Вот почему вместе с ростом и усложнением промышленной деятельности промышленный шпионаж в капиталистических странах эволюционировал от простодушного подсматривания и выведывания технических секретов до профессионального сыскного предпринимательства, вооруженного новейшей техникой и снабженного специально обученными людьми.

 

Шпионаж: от любительства к профессионализму

   История развития промышленного шпионажа в основных чертах повторяет историю развития разведок. В обоих случаях суть одна и та же: получение и передача сведений тайно или против воли владельца.
   В древности все было просто: тот, кто нуждается в информации, сам отправлялся ее добывать. Знаменитый Ганнибал, прицепив фальшивую бороду, не раз проникал во вражеский стан, чтобы добыть необходимые ему данные.
   Недостаток такого способа очевиден: попадись командующий во время своих вылазок, и кампания проиграна. А в мирное время? Одно дело,  если обнаружат в стране переодетого правителя соседнего государства, другое - если задержанный - никому не известный человек, от которого всегда можно отказаться. Конечно, лучше, если этот человек талантлив, умен, осторожен, обаятелен, сведущ в делах, разборчив в людях. Было время, когда английская разведка насчитывала в своих рядах выдающихся писателей: Марло, Бена Джонса, Даниэля Дефо, а французская - Бомарше. К концу XIX века стало ясно: талантов не напасешься, надо ориентироваться и на посредственных исполнителей. Первая мировая война продемонстрировала некоторые неожиданные последствия массовой разведки.
   В нейтральных странах, например, процветала в те годы торговля любой информацией. Здесь возникла даже своеобразная черная биржа. Французские агенты предлагали французские секреты немецким агентам в обмен на германские секреты.
   А теперь возьмем для сравнения промышленный шпионаж. Эпизод, открывающий эту статью,  - не выдумка. Именно так, нарядившись в лохмотья, прикинувшись нищим, заводчик Уокер лично выведал в свое время на заводе Гонтсмана тайну производства литой стали.
   Есть в промышленном шпионаже и свои асы. Наиболее яркий представитель - Роберт Арис, скрывавшийся под псевдонимом доктора Брэдли. Это крупный химик и экономист, обладатель многочисленных научных званий и титулов, член нескольких научных обществ и учебных учреждений мира, автор объемистых научных трудов и более чем 45 изобретений. Пользуясь своими знаниями и связями, шпион от науки более 10 лет крал, присваивал и перепродавал чужие секреты, накопив огромное состояние.
   Однако, когда стало ясно, что гигантский объем промышленных исследований и разработок сможет прокормить не только "гениальных асов", в эту область ринулись люди рангом пониже. Будучи не в состоянии действовать в одиночку, они волей-неволей должны были соорганизоваться. И им не пришлось особенно ломать голову над вопросом, что делать.
   Человеком, который больше 100 лет назад нашел форму, наилучшим образом подходящую для организации промышленного шпионажа, несомненно, следует считать предприимчивого шотландца Аллена Пинкертона. В 1850 году он основал частное детективное  агентство, сотрудники которого - "пинкертонцы" - сыграли печально-провокаторскую роль в истории американского рабочего движения. Агентство Пинкертона раньше других откликнулось на новые веяния. Взявшись за промышленный шпионаж, оно за 14 лет - с 1949 по 1963 год - увеличило свой доход с 5 млн. до 43 млн. долларов! Эти миллионы им выплатили 400 из 500 самых крупных промышленных объединений США.
   В тех капиталистических странах, где  затрачиваются на исследования огромные суммы - в США, во Франции, в Японии, - начали плодиться по типу и подобию Агентства Пинкертона разведывательные фирмы с сотнями штатных сотрудников, главным образом из бывших военных и полицейских. Возмещая недостаток образования и научной эрудиции рвением и пронырливостью, они неплохо процветают, хотя редко кому из них удается достичь "высот" гениальных одиночек вроде Ариса. Впрочем, за ликвидацию шпионской безграмотности немедленно взялись специалисты, которые открыли в этих странах школы, выпускающие дипломированных шпионов...
   Переход к массовым методам породил последствия, с которыми обычная разведка столкнулась во время первой мировой войны. Возникла, например, "специализация" стран по областям шпионажа. В США надо ехать тому, кто не прочь приобрести секреты в области технологии. В Японии собираются покупатели и продавцы краденых секретов, связанных с электроникой и пластмассами. Итальянцы специализируются на скупке тайн фармацевтического производства.
   Теперь на повестке дня - распространение международных шпионских синдикатов, которые уже появились в США, Японии, Италии и Швейцарии. Здесь покупают любые промышленные секреты, и шпионы могут теперь быть уверенными: их труды будут оплачены, ибо в таком синдикате найдется покупатель на любую секретную информацию.

 

"Острый слух, споспешествуемый не менее острым зрением..."

   Один из бессмертных героев М. Салтыкова-Щедрина, наставляя своих подчиненных, объяснял им: "Для того, чтобы знать все, вовсе не обязательно вмешательство белой или черной магии. Достаточно иметь острый слух, споспешествуемый не менее острым зрением". На разработку этой же идеи направили свои усилия фирмы, выпускающие аппаратуру для подслушивания и подглядывания. Острота слуха и зрения у современных шпионов с помощью электроники и оптики увеличена тысячекратно. Вот всего лишь несколько цитат из книги американского публициста Вэнса Паккарда с выразительным названием "Голое общество".
   "Сотни деловых фирм охотно применяют скрытые микрофоны для того, чтобы добиться преимущества в конкурентной борьбе... Аппаратура для подслушивания подвергается хитроумной маскировке. Радиопередатчики выпускаются в виде кусков сахара, тюбиков губной помады или мягких на ощупь сигарет. Один из крупнейших предпринимателей продает картины в рамах, с обратной стороны которых в бумагу вклеены тончайшие передатчики, микрофоны и проволочные антенны... Созданы микрофоны для установки в ножках письменных столов, а один предприниматель продает микрофоны, вмонтированные в резиновые коврики, которые легко подсунуть под дверь. Обращает на себя внимание и другое приспособление - микрофон, прикрепленный к гвоздю. Гвоздь этот вбивают в стену или в дверь... В комнате скрытые микрофоны нередко  крепятся к задним стенкам  ящиков письменного стола, к обивке мебели или под кроватью. На более долгий срок "жучок"-радиопередатчик монтируют в электрические часы, в телевизор или в лампу, чтобы он питался от электрической сети".
   "Любимое место установки миниатюрных радиопередатчиков - это телефон. При так называемой трехканальной установке передатчик дает возможность подслушивать не только телефонные разговоры, но и то, о чем говорится в комнате, когда не используется телефон. Если же подслушивающий не может установить аппарат около своей жертвы, то он может воспользоваться направленным микрофоном, установленным на расстоянии до 150 метров... А нехитрое приспособленьице, позволяющее записывать телефонный разговор на магнитофонную ленту, можно установить за три секунды, прикрепив его присоски к телефонной трубке.
    Стремясь оградить свои секреты, крупные фирмы создают службы безопасности на своих предприятиях. Автомобильные компании, например, особенно тщательно охраняют модельерные цехи. Служащие допускаются в них только по особым значкам. Глиняные модели новых автомобилей по миновании в них надобности разбиваются на мельчайшие осколки. Чтобы пустить шпионов по ложному следу, идут иногда даже на изготовление машин, ничего общего не имеющих с той, которую собираются запускать в производство.Настоящие прототипы красят обычно в черный цвет. Он резко снижает объемное восприятие при фотографировании с помощью телеобъектива, так что в лучшем случае на снимке удается получить только темный силуэт.
   Принимая людей на работу, компании придирчиво испытывают их на "детекторах лжи". За служащими ведется непрерывная слежка. И здесь на помощь фирмам приходят те же самые агентства, которые засылают к ним шпионов. Таким образом, эти агентства одной рукой засылают шпионов, другой ловят их, получая деньги и за то и за другое.
   Одна и та же фирма за 75-250 долларов берется подслушать телефонный разговор, за 150-350 долларов - тайно записать его, а за 100 долларов - очистить комнату от всех замаскированных микрофонов. Для этого используется не менее изощренная техника, чем применяемая для подслушивания. Здесь "электронные щитки, которые начинают звенеть рядом с потайным передатчиком, широкодиапазонный радиоприемник с частотной модуляцией, который подает сигнал обратной связи, когда он настроен на частоту подслушивающих передатчиков, и потайные "зонды", которые рекомендуются при подозрении, что кто-то из присутствующих имеет при себе передатчик".
   Предлагаются даже "складные комнаты": их можно быстро собрать, если обсуждаются секретные вопросы. Конструкция позволяет  быстро осмотреть стены, потолок и пол и убедиться, нет ли в них подслушивающих устройств. Поговаривают даже о приборе, который укрепляется на потолке и создает вокруг людей, совещающихся за столом, некий "электронный конус тишины..."
   "От этой техники невозможно скрыться", - хвастливо заявил представитель сыскной фирмы. Увы, даже шпионское дело подчиняется законам бизнеса: реклама явно преувеличивает успехи и достижения. И это лишь затрудняет осознание страшной угрозы, которую несет обществу междоусобный шпионаж, порожденный капиталистической системой.


   
Разбой на информационном уровне

   "Генерал, действующий не в пустыне, а в населенном крае и недостаточно осведомленный о противнике, - не знаток своего дела", - говаривал Наполеон. Деятелей промышленного шпионажа нельзя заподозрить в том, что они не знают своего дела. Уж кто-кто, а они прекрасно понимают, что вокруг них не только не пустыня, а самое что ни на есть дружественное население. Поразительна легкость, с которой сотрудники продают производственные  секреты своих фирм. Многие из них попадаются с поличным, но, увы, оказывается, им редко можно предъявить серьезное обвинение. Общество оказалось, по сути дела, беззащитным перед промышленным шпионажем. Уголовное законодательство, уверенно чувствующее себя, пока речь идет о хищении имущества, материальных предметов, денег, утрачивает почву под ногами, когда дело коснется хищения такой "эфемерной субстанции", как информация.
   Например, служащий одной английской фирмы продал конкурентам списки покупателей и секретные донесения торговых агентов. Общий вес этих документов составил 200 кг! Но оказалось, что ему можно предъявить обвинение лишь... в краже бумаги, ибо законом не предусмотрено наказание за хищение информации. Выходит, стоило ему переснять эти документы, и никто не посмел бы назвать его вором.
   Еще труднее оценит события в том случае, когда "крадут мозги", переманивая к себе сотрудника конкурирующей компании. В 1963 году произошел как раз такой случай: "Лейтекс" пригласила к себе сотрудника "Гудрич", поручив ему разработку космического скафандра. Но выяснилось, что на старом месте работы он разрабатывал точно такой же скафандр. Федеральный суд запретил этому специалисту раскрывать секреты новому хозяину. Но как можно проконтролировать выполнение этого решения?
   Тонка и деликатна область, в которую должна вторгаться юридическая наука при разборе дел о промышленном шпионаже. Действительно, нетрудно установить кражу машины, костюма, банкнота. Незаконное пользование патентом становится явным в тот момент, когда по нему изготовлена продукция. Плагиат выявляется тогда, когда украденный текст напечатан в опубликованной книге. Но как обнаружить кражу информации, добытой долгим, кропотливым трудом, не воплотившейся явным образом в вещественных предметах?
   Международная торговля лицензиями может рассматриваться как квинтэссенция торговли. В таком случае промышленный шпионаж следует уподобить концентрату разбоя.
   Как всякий разбой, промышленный шпионаж паразитирует на высокой организации и трудолюбии общества. Ведь с точки зрения некоторых частных лиц грабеж - неплохой источник пропитания. Но когда все население начинает строить свои планы на грабеже, происходит распад общества и оно утрачивает право именоваться организованным. Промышленный шпионаж несет капиталистическим странам такую угрозу.

 

Журнал "Техника - Молодежи" 5/1968 

 

- 1 - 2 - 3 -

------------
    
________________
*
Фламингуру
Справочник по html
Назад в СССР
Бесплатные программы.com
*
_____________ ____________
%