О первом дальнем плавании парусно-моторных шхун

 

Через два океана впервые

 

   Весной 1947 года капитан дальнего плавания Б. Шанько получил новое назначение - ему предложили сдать пароход "Барнаул", принять шхуну "Коралл" и перегнать ее на Дальний Восток. Шанько уже видел "Коралл" и однотипного "Кальмара" в Лиепае. "Я любовался красивой прогибью их корпусов и с острой завистью думал о тех счастливцах, которые поведут эти шхуны по голубым просторам океана, - писал Борис Дмитриевич, - воскрешая то тонкое искусство управления парусным судном, которым так славились русские моряки времен парусного флота. И вот мечта сбылась...


    После окончания Великой Отечественной войны наши парусники пока не совершали дальних вояжей. Да, в 1926 году барк "Товарищ" ходил из Мурманска в Южную Америку, спустя два года учебная шхуна "Вега" обогнула Европу, незадолго до начала второй мировой войны шхуна "Звезда" совершила переход из Одессы в Нагаево.


   ...В Лиепае Шанько познакомился с командой, набранной из моряков-дальневосточников (к сожалению, почти никто из них не ходил под парусами), и с "Кораллом".


   Шхуну построили в 1946 году. Она была четвертой в серии парусно-моторных судов, предназначенных для перевозок мелких партий грузов между рыбными заводами Приморья, Сахалина и Камчатки. Расположены они вдали от  регулярных линий, и гонять туда пароходы было нецелесообразно. А вот суда типа "Коралл" - небольшие, обслуживаемые немногочисленной командой, для этого подходили как нельзя лучше.


   Спроектировали их удачно. В центральной части - два трюма, в корме - надстройка, штурманская и рулевая рубки. Три мачты несли косые паруса, управлять которыми можно было с палубы, не поднимаясь на реи. Имелся на шхуне дизель, запас топлива обеспечивал его работу в течение 7 суток, а дополнительные цистерны вмещали еще 13-суточный запас солярки. На такой же срок - 20 суток - шхуна принимала и пресную воду. Одним словом, "Коралл" представлял собой удачно задуманный тип судна малого - прибрежного - каботажа. Но каким оно получилось, предстояло выяснить во время океанского перехода Шанько и капитану однотипного "Кальмара" А. А. Мельдеру, слывшему опытным "парусником".


   Обе шхуны, сопровождаемые пароходом "Барнаул", должны были пересечь Атлантику, пройти Панамским каналом в Тихий океан, потом вдоль побережья Северной Америки, Алеутских островов, а затем спуститься вдоль Камчатки к Владивостоку.
   Последние дни перед выходом в море экипажи тренировались в постановке и уборке парусов. Сначала на эти операции уходило по полтора часа, потом моряки приноровились и стали укладываться в 15-20 минут. Испытывали маневренность судна под мотором.


   Утром 6 мая Шанько приказал свистать всех наверх. Снялись со швартовых. Прощально загудели стоявшие в порту пароходы, а над береговым постом Лиепаи поднялся сигнал "Счастливого плавания"...
   Пароход через Балтийское море прошел спокойно, если не считать, что штурманам и рулевым приходилось тщательнее обычного выдерживать курс - рекомендованные фарватеры теснились среди невытраленных еще минных полей. Война напомнила о себе и в Ла-Манше, который "Коралл" и "Кальмар" миновали в густом тумане, под моторами. Когда белесая пелена рассеялась, моряки увидели, как писал Шанько, "длинный барьер из нагромождения погибших, разбитых судов. Все покрыто ржавчиной, и издали кажется, что кладбище кораблей густо покрашено суриком...".


   В английском порту Плимут, куда наши суда зашли пополнить припасы, моряков удивило обилие американских военных, заполонивших улицы старинного города, откуда уходили в дальние плавания открыватели новых земель и "пираты ее величества".
   Из Плимута шхуны пошли на Мадейгу, следуя курсом, проложенным столетие назад  штурманами фрегата "Паллада". Только теперь, в открытом океане, шхуна подняла паруса. Бискайский залив маленькая флотилия миновала благополучно, но на траверзе Лиссабона ее прихватил восьмибалльный шторм. Пришлось срочно убирать паруса, мощности дизеля хватало лишь на то, чтобы шхуны удерживались на месте. Не обошлось без потерь - сильнейшим порывом ветра на "Коралле" сорвало и бросило на палубу брифок-рей, и шхуна была вынуждена  лечь в дрейф.


   На островах Зеленого Мыса к парусникам присоединились китобойцы "Касатка", "Белуха" и "Дельфин" из флотилии "Слава". После промысла в Антарктике они тоже пошли на Дальний Восток.
   Еще в Либаве команды "Кальмара" и "Коралла" договорились о социалистическом соревновании. В постановке и уборке парусов они шли на равных, но в скорости "Коралл" постоянно уступал сопернику, хотя суда были однотипными и находились в одинаковых условиях. Сказывался, видимо, опыт А. А. Мельдера. Тогда-то у "коралловцев"  и родилась мысль заменить вооружение прямым, клиперским - для плавания в зоне постоянных, ровных пассатов они подходили лучше, нежели косые.


   В начале июля флотилия достигла бухты Лимон, у входа в Панамский канал. Здесь шхуны поставили в ремонт: на "Коралле" потребовалось обновить обшивку в носовой части. Заметив, что американцы не очень торопятся, а сутки стоянки на верфи обходились в 500 долларов, моряки сами заменили обшивку в носовой части левого борта. Работали по-стахановски и справились с делом за три часа вместо... трех суток, по-американски.


   В августе электровозы-буксировщики осторожно ввели шхуны в шлюзы Панамского канала - парусникам идти по нему самостоятельно запрещено. При стоянке в американском порту Лонг-Бич, на совещании капитанов, решили изменить план перехода. "Барнаул" и китобойцы пошли вдоль побережья Северной Америки - как и было намечено. А шхуны, приняв груз для Дальнего Востока - компрессорное масло в бочках и бухты сизальского троса, - направились к Гавайям, оттуда, зайдя в один из японских портов, во Владивосток. Пришлось наверстывать время, потерянное при затянувшемся ремонте.


   В октябре шхуны пришли в порт на Гавайях. Здесь русские моряки впервые побывали еще в 1804 году, когда шлюпы "Нева" и "Надежда" совершали кругосветное плавание. На мачтах "Коралла" закрепили тонкие, стальные реи - паруса сшили сами, при переходе через Тихий океан. А опробовали новое, "фрегатское"  вооружение в плавании. Надежды моряков оправдались - скорость "Коралла" возросла почти на два узла.
   На подходах к Японии капитан "Кальмара" А. А. Мельдер сообщил Шанько, что направляется в Иокогаму пополнить некоторые припасы. А "Коралл" мчал без остановок и 17 ноября вошел в Цусимский пролив.
   Японское море встретило шхуну сильным штормом со снегом. Мало того, в машинное отделение стала поступать  вода. Положение было настолько тревожным, что следовавший параллельным курсом пароход "Десна" получил приказ взять парусник на буксир.


   ...23 ноября 1947 года береговой пост на мысе Гамова, что у входа в залив Посьета, запросил шхуну: "Сообщите ваши позывные!" Еще двое суток, и "Коралл", убрав паруса, вошел под мотором в бухту Золотой рог и отдал якорь. За кормой осталось  17945 миль. Первое дальнее плавание парусно-моторных шхун закончилось. А в Либаве по их пути готовились идти другие суда этого типа.

Федор Надеждин, историк
Рис. Михаила Петровского
Ист. журнал "Техника-молодежи" 8/1987

 

<<<

------------
    
________________
*
Скрипты для сайта
Галерея картин
sorus.ucoz.ru
Справочник по html
*
_____________ ____________
%